trombicula: (leto)
[personal profile] trombicula
или Как Правильно Организовать Общество Плоской Земли

Речь в этом тексте пойдет не о содержании веры (его можно найти в любом катехизисе) и не о мотивах, а только о форме. Вместо того, чтобы пользоваться одними лишь строгими определениями (от которых у большинства френдов, разумеется, только уши вянут), я, для начала, дам небольшую литературную иллюстрацию:

«Быстро и решительно полковник подошел вплотную к ограде, снял с головы фуражку и повесил ее на кол.
— Здравствуй, капитан, — негромко сказал полковник и разобрал поблекшие буквы надписи:
КОМАН… ИСТРЕБИТ… КАДРИЛИИ
КАПИТАН КАТУН
…ГИБ …НАШЕЙ РОДИНЫ… МОСКВУ…
…АЯ СЛАВА ГЕРОЮ.

— От тебя, комэск, верно, и мослов не собрали, — вслух проговорил он. — А я с тех пор сам не летаю. В десантных войсках только служу. Вот, понимаешь, какое дело. Совесть у меня болит, понял?.. Приснился ты недавно. Как узнал я, что тебя здесь похоронили, так и приснился. Сидишь рядом и молчишь. И борода у тебя почему-то. Седая. И откуда вдруг борода, черт ее знает!

— Но подлецом я никогда больше не был, — сказал полковник. — Ты слышишь, капитан? Я больше никогда не поддался страху, слышишь? Это из-за тебя, комэск… А ты вот лежишь здесь уже сколько лет, понимаешь…»
(Виктор Конецкий, «Над белым перекрестком»).

Герой разговаривает с погибшим командиром, т.е. ведет себя так, как будто собеседник здесь, слышит и понимает. При этом он вовсе не считает, будто командир слышит его «на самом деле». Он, конечно же, атеист, а быть может, и коммунист. Когда у него возникает действительное впечатление чьего-то присутствия, он борется с ним, поскольку он военный, а не экзальтированная барышня:

«Полковник встал, сорвал гроздь рябины. И вдруг подумал, что сок в ягодах — оттуда, из земли, из могилы. Стало неприятно. Он хотел швырнуть рябину в ручей, но не сделал этого. Ему показалось, что кто-то следит за ним из зарослей ольхи. И знает все его мысли и эту, последнюю.

Полковник медленно оглянулся через плечо, чувствуя, как бегут по спине мурашки.
— Черт, чепуха какая! — выругался он громко. Но рябину не швырнул. Сунул в карман, будто только для этого и сорвал ее. Потом глухо сказал: — Я, капитан, водой запивать привык».


Такое поведение и есть вера в чистом виде — отношение к неналичному как данному. К сущности веры, следовательно, не относятся ни разнообразные «метафизические допущения», ни опыт «измененных состояний сознания». Все это может быть — и часто действительно бывает, придавая вере определенную окраску — но может и отсутствовать.

Это значит, что содержание веры, в том числе религиозной, не обязано быть «правдоподобным»: оно подчиняется своей логике, отличной от логики «познания реальности» (когда через допущения и предположения в конечном итоге приходят к достоверному знанию). Например, библейское чудо «остановки солнца» обязано соответствовать образу отношения Творца и творения, принятому той или иной теологией, а не эмпирическим данным об устройстве мира. И в этом смысле оно ничем не отличается от евангельских чудес исцеления, которые, как кажется, противоречат нашей картине мира в гораздо меньшей степени. Противопоставление первого, как «чистого символа», вторым, как «имеющим историческую основу» — это внешний взгляд, который вовсе не «согласовывает» веру со знанием, а подменяет ее допущением, т.е. совершенно другим отношением к предмету.

Все современные поиски эмпирического основания библейских текстов (например, предположения о том, какому событию в действительности мог бы соответствовать всемирный потоп) имеют именно такой подтекст. Поэтому я в целом отрицательно отношусь к «естественнонаучной апологетике». Проблема, скажем, младоземельного креационизма состоит вовсе не в том, что он совершенно невероятен с научной точки зрения (и потому-де должен быть заменен какой-нибудь другой метафизической системой), а в том, что он богословски сомнителен. И сомнителен именно потому, что, полагая, будто он говорит о вере, на самом деле подменяет ее «знанием» или тем, что он за таковое принимает.

У религиозной веры, как справедливо напоминает нам Гегель, в действительности есть только один Предмет и Он абсолютен: не стоит разменивать веру в Него на отношения к многообразным конечным вещам. В конечном итоге, в свете нашего отношения к Источнику всего мира (о существовании Которого, кстати, также не обязательно делать «метафизических допущений») и нашего собственного сознания, не имеют никакого значения даже различия между действительными фактами, иллюзиями, мифами и художественными образами. Так же как для полковника Хоброва из процитированного рассказа не имеет никакого практического значения то, что его бывший командир давно умер — в свете его вины перед погибшим.
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

July 2017

S M T W T F S
      1
234567 8
9 1011 1213 14 15
1617 1819 202122
23242526272829
3031     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 10:33 pm
Powered by Dreamwidth Studios