trombicula: (leto)
[personal profile] trombicula
Итак, вместе с Декартом мы решили сомневаться во всем, что только может представиться нашему уму. Всё данное, которое в подтверждение своей истинности может сослаться только на очевидность, может быть, на самом деле, «дано» нам демоном-обманщиком: «Я вынужден признать, что из всех вещей, некогда почитавшихся мною истинными, нет ни одной, относительно которой было бы недопустимо сомневаться». Чтобы подчеркнуть тотальность своего сомнения, Декарт составляет исчерпывающий перечень родов сущего, подлежащих отрицанию: «Я буду мнить небо, воздух, землю, цвета, очертания, звуки и все вообще внешние вещи всего лишь пригрезившимися мне ловушками, расставленными моей доверчивости усилиями этого гения; я буду рассматривать себя как существо, лишенное рук, глаз, плоти и крови, каких-либо чувств», — это значит, что в качестве несуществующих я буду рассматривать как внешние вещи «в мире», так и чувственные образы «в моем уме». На том же основании следует отвергнуть существование и чистых идей, в качестве примера которых берутся правила арифметики. Мы допускаем, что нет ни чисел, ни правил сложения, ни логики, ни грамматики. Нет также и теологии: «Допустим, что все наши представления о Боге ложны», — в том числе, конечно, и представления о Его бытии. Возможно, нет и моего собственного ума, а любая моя мысль, о чем бы то ни было, любое воспоминание может быть внушено все тем же демоном. Следовательно, я не могу ни сказать, ни даже подумать ничего несомненного: «Но что же тогда остается истинным? Быть может, одно лишь то, что не существует ничего достоверного».

Но мы всё еще не оставляем попыток найти что-то несомненное. Быть может, достоверным следует признать того самого обманщика, который внушает мне мои мысли: «Ведь, возможно, есть некий Бог — или как бы мы это ни именовали…»? Но эта идея очевидно несостоятельна — ведь я же сам произвольно выдвинул гипотезу о существовании обманывающего меня Бога или демона: быть может, никакого такого гения-обманщика и нет, а я сам являюсь творцом своих мыслей. Далее: не являюсь ли несомненно сущим я сам? Но если гений-обманщик всё же есть, то ведь он мог бы внушить мне ложную память о том, что я существовал и еще секунду назад убеждал себя в небытии мира.

Нет, никакими усилиями теоретического разума, ни посредством размышлений, ни путем самонаблюдения, нельзя найти достоверное основание мысли. Но эти продолжающиеся снова и снова бесплодные попытки не пропадают даром: они, наконец, начинают осознаваться как таковые — как акты воли. И вот тогда достоверное основание, несомненное существование «я», действительно оказывается достигнутым и познанным — однако мы не обнаруживаем это существование, а полагаем его, тем самым актом, которым пытались его «найти».

Стремясь к чисто рационально обоснованной истине, Декарт решается отвергнуть все очевидности и упорствует в их отрицании — и вот это-то усилие мысли не может быть дезавуировано никаким демоном-обманщиком. Демон может сделать ложной любую данность, но мое действие мне не дано: действие мысли и знание этого действия — двуединый акт; между мыслью и знанием нет посредника в виде чувства, которое бы сделало одно «данностью» для второго.

«А раз он меня обманывает, значит, я существую», — это, конечно же, значит не то, что предположение обмана одновременно утверждает наличие того, кого обманывают. На такое утверждение легко можно было бы возразить, что ведь в данном случае обман как раз и заключается в появлении мысли об очевидном существовании «я». Если эта мысль — неправда, это значит именно то, что меня нет — есть лишь неизвестно чья мысль о некоем «я». Декарт, как я полагаю, утверждает здесь, что, хотя меня, быть может, и нет в качестве обладателя чувствующего тела, созерцающего ума и рассуждающего разума, но я несомненно существую как сознающий свою обманутость, упорствующий в сознании своей обманутости, то есть, сомневающийся. Я существую в акте мысли, как ее субъект, при условии, что мысль есть именно действие, что она включает в себя усилие воли, а не является простым «отражением» некоего данного содержания. Когда я убеждаю себя в небытии мира, я существую как убеждающий себя. Когда, наконец, я думаю, что я нечто, то я несомненно существую как утверждающий собственное существование: «Ну и пусть обманывает меня, сколько сумеет, он все равно никогда не отнимет у меня бытие, пока я буду считать, что я — нечто».

Когда моё восклицание «Я есть!» является не констатацией факта, а демонстрацией своего бытия («Я здесь, смотрите!»), вызовом любым возможным метафизическим обманщикам, то я одновременно и порождаю свое собственное существование, как субъекта мысли, и сознаю это существование, и, тем же актом, высказываю его: мое существование совпадает со знанием существования. Этот итог резюмируется четкой формулой: «Всякий раз, как я произношу слова «я есмь», «я существую» или воспринимаю это изречение умом, оно по необходимости будет истинным». Здесь существование Я однозначно связывается с актом мысли, сопровождающимся или не сопровождающимся словесным выражением: в тот момент когда я мыслю, я несомненно существую, ибо мысль как акт означает наличие субъекта этого акта. Если при этом и содержанием мысли является существование ее субъекта («я есмь»), то эта мысль оказывается «по необходимости истинной».
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

July 2017

S M T W T F S
      1
234567 8
9 1011 1213 14 15
1617 1819 202122
23242526272829
3031     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 03:20 am
Powered by Dreamwidth Studios