trombicula: (Default)
21.20 КБ

Хочу такое! Дайте два!
(Остальные варианты с подсказками в 150 комментах здесь: http://tacente.livejournal.com/792812.html)
trombicula: (Default)
"Тогда Павел и Варнава с дерзновением сказали: вам первым надлежало быть проповедану слову Божию, но как вы отвергаете его и сами себя делаете недостойными вечной жизни, то вот, мы обращаемся к язычникам" (Деян 13, 46).

Раз не захотели френды меня комментировать, пойду на "Философский штурм" :)

Постоянный адрес моего сочинения "Обломов как автор и персонаж" теперь будет там: http://philosophystorm.org/trombicula/3100
trombicula: (Default)
Написал текст об "Обломове" размером в 40 тыс. знаков. Скачать файл можно здесь: Expired (прошу не приводить адрес и не выкладывать сам текст в открытом доступе). С благодарностью принимаются критические замечания, а также советы о том, куда его можно было бы послать.

UPD: постоянный адрес теперь: http://philosophystorm.org/trombicula/3100
trombicula: (Default)
В результате невнимательного копирования файлов безвозвратно затер результат работы нескольких недель - почти уже готовый итоговый текст об "Обломове". Придется писать заново...
trombicula: (Default)
Ну что: кажется, пора собирать заметки об "Обломове" в единый текст. Ниже попытка начала. (Повторять ранее сказанное в новых постах я, разумеется, не буду)

Критическая литература, посвященная "Обломову", рассматривает роман и его главного героя в стольких аспектах и включает настолько разнообразные точки зрения, что, казалось бы, современному читателю не нужно прилагать своих собственных усилий для понимания этого произведения. Историческая, социальная, психологическая основа романа дотошно изучены еще современниками, нам известны его автобиографические истоки, мы можем, наконец, принять во внимание то объяснение, которое давал ему сам автор. И все же происходящее в романе загадочно. Герой любит и любим: вот-вот, сегодня—завтра, должна состояться помолвка. Он с нетерпением ждет этого момента, но будущая невеста считает нужным подождать: еще не выполнены некоторые условия. Затем мы видим, что роли меняются: теперь уже она торопит, а он вдруг начинает уклоняться, избегать своей возлюбленной, даже обманывать ее, чтобы оправдать такое поведение. Происходит разрыв: несостоявшаяся невеста рыдает, неудачливый жених потрясен настолько, что тяжело заболевает. Что произошло? Вроде бы, автор не скупится на объяснения. Он открывает нам внутренний мир героя: мы видим, о чем он мечтает, какие чувства испытывает, чего боится и на что надеется. В деталях расписана история становления его характера, поставлен диагноз, дано "имя этому злу": "обломовщина". Но попробуйте скажите, что она такое, в чем ее суть. Апатия, безволие? Однако герой совершает слишком много поступков, чтобы его предполагаемое безволие могло хоть что-то объяснить. И он слишком склонен к рефлексии, чтобы апатия могла охватывать его непроизвольно, без участия его собственного сознания. Не безволие, а скорее отношение героя к своему безволию является причиной его поступков. Пока мы не поймем, каким образом это происходит, нам не будет ясна не только причина происходящего в романе — неясно будет, что там вообще происходит: то ли Ольга бросила Обломова, то ли Обломов отказался от Ольги, то ли сама "обломовщина" встала между ними и навек разлучила…
trombicula: (Default)
В комментариях к предыдущему посту о романе Гончарова была высказана идея о том, что неплохо бы сравнить Обломова и Макара Девушкина (http://trombicula.livejournal.com/174291.html). У них в самом деле есть общая черта: оба "боятся толков", но при этом Макар Алексеевич не выносит внешнего описания как такового, тогда как Илья Ильич страдает от того, что "толки" разрывают связь между мечтой и действительностью. Обломов легко выдерживает внешний критический взгляд и на себя, и на свою мечту. Он охотно подхватывает даже оскорбительное словечко "обломовщина" и при случае сам понуждает Захара дать ему определение "барин", вызывающее издевательский смех Штольца. Болезненно уязвимая гордость Макара Алексеевича весьма далека от скромной и спокойной самокритичности Обломова.

Read more... )
trombicula: (Default)
Рок, преследующий Обломова, состоит в том, что действительность, уже практически совпадавшая с мечтой, которая только и может подвигнуть героя на какие-то поступки, внезапно поворачивается к нему другой стороной. По крайней мере, так ему кажется. Обломов не может понять, что совпадение мечты с действительностью - это дело самого мечтателя, его произвольный выбор. Он волен усмотреть в окружающем движение к реализации своей мечты, но может увидеть и противоречие с ней. Если человек сознаёт эту свою свободу, ничто не помешает ему сделать выбор именно в пользу того, что он хочет видеть - т.е. в пользу мечты. Если же нет - то произвол становится его проклятием, когда видение идеала вдруг, как бы по мановению чьей-то злой воли, сменяется пониманием того, что реальность с этим идеалом не имеет ничего общего.

Read more... )
trombicula: (Default)
Рок, преследующий Обломова, состоит в том, что действительность, уже практически совпадавшая с мечтой, которая только и может подвигнуть героя на какие-то поступки, внезапно поворачивается к нему другой стороной. По крайней мере, так ему кажется. Обломов не может понять, что совпадение мечты с действительностью - это дело самого мечтателя, его произвольный выбор. Он волен усмотреть в окружающем движение к реализации своей мечты, но может увидеть и противоречие с ней. Если человек сознаёт эту свою свободу, ничто не помешает ему сделать выбор именно в пользу того, что он хочет видеть - т.е. в пользу мечты. Если же нет - то произвол становится его проклятием, когда видение идеала вдруг, как бы по мановению чьей-то злой воли, сменяется пониманием того, что реальность с этим идеалом не имеет ничего общего.

Read more... )
trombicula: (Default)
Бездеятельности Обломова, доходящей в начале романа до того, что он не может даже встать с дивана, автор дает внятное художественное объяснение. Перед Ильей Ильичом является ряд лиц, выразительных до карикатурности, которые представляют собой варианты возможной для него жизни. Все эти варианты отталкивают Обломова настолько, что он предпочитает вообще не жить, т.е. лишь валяться на диване, есть или спать - только бы не участвовать во всем этом. Сначала приходит некто Волков - светский франт, "с сияющими глазами" рассказывающий о своих повседневных занятиях: флирт, театр, визиты, наряды, развлечения. За ним следует господин Судьбинский, с головой погруженный в службу и карьеру, увлеченно повествующий о том, что в письмах теперь вместо "покорнейший слуга" пишут "примите уверение", а "формулярных списков по два экземпляра не велено представлять". Судьбинского сменяет литератор Пенкин, самозабвенно пропагандирующий "реальное направление" в литературе - до того, что находит даже "Данта и Шекспира" в произведении под названием "Любовь взяточника к падшей женщине".

Read more... )
trombicula: (Default)
Бездеятельности Обломова, доходящей в начале романа до того, что он не может даже встать с дивана, автор дает внятное художественное объяснение. Перед Ильей Ильичом является ряд лиц, выразительных до карикатурности, которые представляют собой варианты возможной для него жизни. Все эти варианты отталкивают Обломова настолько, что он предпочитает вообще не жить, т.е. лишь валяться на диване, есть или спать - только бы не участвовать во всем этом. Сначала приходит некто Волков - светский франт, "с сияющими глазами" рассказывающий о своих повседневных занятиях: флирт, театр, визиты, наряды, развлечения. За ним следует господин Судьбинский, с головой погруженный в службу и карьеру, увлеченно повествующий о том, что в письмах теперь вместо "покорнейший слуга" пишут "примите уверение", а "формулярных списков по два экземпляра не велено представлять". Судьбинского сменяет литератор Пенкин, самозабвенно пропагандирующий "реальное направление" в литературе - до того, что находит даже "Данта и Шекспира" в произведении под названием "Любовь взяточника к падшей женщине".

Read more... )
trombicula: (Default)
Обломов и Штольц - еще один вариант вечной литературной пары "мечтателя" и "деятеля" - но какая разница с "Обыкновенной историей"! Дядя и племянник Адуевы представляли нам мечту и деятельность, основанную на знании, как два противоположных способа человеческого существования. Обломов же и Штольц противостоят друг другу как социально-психологические типы: ни к чему не способный, безвольный вследствие своего положения и воспитания "барин" и создавший сам себя, целеустремленный выходец из низов. Первый тип обречен уйти в прошлое, второй должен составить основу процветания России в будущем. Если бы роман исчерпывался этой схемой, он не представлял бы особого интереса. Однако это не так: Илья Ильич далеко не сводится к своему "барству" - это настоящий трагический герой, вступающий в столкновение не с "обстоятельствами жизни", не с "обществом" и даже не со своими страстями, а с самой судьбой, неумолимо ставящей предел человеческому стремлению к совершенству.

Read more... )
trombicula: (Default)
Обломов и Штольц - еще один вариант вечной литературной пары "мечтателя" и "деятеля" - но какая разница с "Обыкновенной историей"! Дядя и племянник Адуевы представляли нам мечту и деятельность, основанную на знании, как два противоположных способа человеческого существования. Обломов же и Штольц противостоят друг другу как социально-психологические типы: ни к чему не способный, безвольный вследствие своего положения и воспитания "барин" и создавший сам себя, целеустремленный выходец из низов. Первый тип обречен уйти в прошлое, второй должен составить основу процветания России в будущем. Если бы роман исчерпывался этой схемой, он не представлял бы особого интереса. Однако это не так: Илья Ильич далеко не сводится к своему "барству" - это настоящий трагический герой, вступающий в столкновение не с "обстоятельствами жизни", не с "обществом" и даже не со своими страстями, а с самой судьбой, неумолимо ставящей предел человеческому стремлению к совершенству.

Read more... )
trombicula: (Default)
     "Штольц покачал с сомнением головой.
     - Смотри, Илья, не упади в яму. Простая баба; грязный быт, удушливая сфера тупоумия, грубость - фи!..."
(Гончаров, "Обломов").

Так говорит умный и благородный Штольц. Отметим, что Агафья Матвеевна, о которой идет речь - не черная крестьянка: она чиновница. К тому же она хорошая хозяйка: никакой такой особой "грязи" у нее дома нет. Правда, в настоящий момент хозяйство вдовы Пшеницыной переживает не лучшие времена, но Штольц бывал там и раньше, когда на именинах Обломова его кормили роскошным обедом и поили шампанским. С другой стороны, и Штольц ведь не столбовой дворянин, как Илья Ильич. Да, он сейчас на "ты" с генералами, у него триста тысяч капитала, он владелец особняка в Дубае коттеджа на южном берегу Крыма, он "и в службе за надворного перевалился", но люди помнят, как его отец, немец, "приехал в нашу губернию в одном сюртуке да в башмаках, в сентябре".

В общем, слова Штольца сначала поражают, но если подумать, то не так уж удивительно, что именно он подчеркнуто гнушается "простой бабой", в то время как "барин" Обломов даже считает возможным на ней жениться.

Надо сказать, что и сама Агафья Матвеевна называет себя "замарашкой", живущей "в черноте", и не считает своих старших детей, так же как и "грязных" детей братца, ровней родившемуся от Обломова "барчонку" Андрюше. Нам, конечно, до такого социального расслоения еще далеко :)

Гончаров очень многословно старается уверить читателя в высокой образованности и культурности Штольца (так же как в "Обрыве" он декларирует "цельность натуры" Тушина). Но из-за полного отсутствия конкретных примеров выглядит это неубедительно. Штольц, по словам автора, обсуждает с Ольгой экономические, социальные и философские вопросы. "Интересно, какие?" - думает читатель. Но автор и не собирается удовлетворять этот законный интерес. "Но что же было предметом этих жарких споров, тихих бесед, чтений, далеких прогулок?" - Ну, наконец-то! - думает читатель, - сейчас нам скажут что-нибудь более внятное. Итак, что же было предметом споров и бесед? "Да всё", - отвечает осторожный автор, который недаром долгие годы служил цензором при министерстве народного просвещения: он хорошо понимает, к чему может привести открытое обсуждение "философских вопросов" в художественном произведении…

Можно было бы еще написать про удивительный проект "спасения" Обломова, состоящий в том, чтобы вывезти его в деревню и поселить поблизости от женщины, отвергшей его любовь и вышедшей замуж за его же лучшего друга… Упомянуть про то, как лучший друг обсуждает вместе с ней интимное письмо Ильи Ильича, а затем информирует его же об этом обсуждении… Но это все не так уж важно. В конце-концов, вовсе не Штольц главный герой романа. О Штольце достаточно: пора разбираться с Обломовым.
trombicula: (Default)
     "Штольц покачал с сомнением головой.
     - Смотри, Илья, не упади в яму. Простая баба; грязный быт, удушливая сфера тупоумия, грубость - фи!..."
(Гончаров, "Обломов").

Так говорит умный и благородный Штольц. Отметим, что Агафья Матвеевна, о которой идет речь - не черная крестьянка: она чиновница. К тому же она хорошая хозяйка: никакой такой особой "грязи" у нее дома нет. Правда, в настоящий момент хозяйство вдовы Пшеницыной переживает не лучшие времена, но Штольц бывал там и раньше, когда на именинах Обломова его кормили роскошным обедом и поили шампанским. С другой стороны, и Штольц ведь не столбовой дворянин, как Илья Ильич. Да, он сейчас на "ты" с генералами, у него триста тысяч капитала, он владелец особняка в Дубае коттеджа на южном берегу Крыма, он "и в службе за надворного перевалился", но люди помнят, как его отец, немец, "приехал в нашу губернию в одном сюртуке да в башмаках, в сентябре".

В общем, слова Штольца сначала поражают, но если подумать, то не так уж удивительно, что именно он подчеркнуто гнушается "простой бабой", в то время как "барин" Обломов даже считает возможным на ней жениться.

Надо сказать, что и сама Агафья Матвеевна называет себя "замарашкой", живущей "в черноте", и не считает своих старших детей, так же как и "грязных" детей братца, ровней родившемуся от Обломова "барчонку" Андрюше. Нам, конечно, до такого социального расслоения еще далеко :)

Гончаров очень многословно старается уверить читателя в высокой образованности и культурности Штольца (так же как в "Обрыве" он декларирует "цельность натуры" Тушина). Но из-за полного отсутствия конкретных примеров выглядит это неубедительно. Штольц, по словам автора, обсуждает с Ольгой экономические, социальные и философские вопросы. "Интересно, какие?" - думает читатель. Но автор и не собирается удовлетворять этот законный интерес. "Но что же было предметом этих жарких споров, тихих бесед, чтений, далеких прогулок?" - Ну, наконец-то! - думает читатель, - сейчас нам скажут что-нибудь более внятное. Итак, что же было предметом споров и бесед? "Да всё", - отвечает осторожный автор, который недаром долгие годы служил цензором при министерстве народного просвещения: он хорошо понимает, к чему может привести открытое обсуждение "философских вопросов" в художественном произведении…

Можно было бы еще написать про удивительный проект "спасения" Обломова, состоящий в том, чтобы вывезти его в деревню и поселить поблизости от женщины, отвергшей его любовь и вышедшей замуж за его же лучшего друга… Упомянуть про то, как лучший друг обсуждает вместе с ней интимное письмо Ильи Ильича, а затем информирует его же об этом обсуждении… Но это все не так уж важно. В конце-концов, вовсе не Штольц главный герой романа. О Штольце достаточно: пора разбираться с Обломовым.
trombicula: (home)
"– А где немцы сору возьмут, – вдруг возразил Захар. – Вы поглядите-ко, как они живут! Вся семья целую неделю кость гложет. Сюртук с плеч отца переходит на сына, а с сына опять на отца. На жене и дочерях платьишки коротенькие: все поджимают под себя ноги, как гусыни... Где им сору взять?
     У них нет этого вот, как у нас, чтоб в шкафах лежала по годам куча старого, изношенного платья или набрался целый угол корок хлеба за зиму... У них и корка зря не валяется: наделают сухариков, да с пивом и выпьют!
     Захар даже сквозь зубы плюнул, рассуждая о таком скаредном житье".

(Гончаров, "Обломов")

Обрыв

Jun. 27th, 2012 04:59 pm
trombicula: (Default)
"Обрыв", конечно, замечательный роман, но до метафизических высот Гончаров, похоже, добрался только в "Обыкновенной истории". Дальше его творчество не поднималось выше психологии и социологии. Автор сломался на "правде жизни". Не бывает же на самом деле таких схематичных персонажей, какими были старший и младший Адуевы: один - только мечтатель, а другой - сама воплощенная рефлексия. И вот, в "Обрыве" мы видим "сложных" персонажей, с богатым внутренним миром, мечтающих, испытывающих страсти и рефлексирующих. Глядя на них, мы можем усматривать некоторые психологические истины - например, то, что женщины любят победителей и не любят неудачников - или те общественно-политические идеи, которые автор намеревался вложить в свое произведение. Из романа можно вычитывать и моралистические положения, скажем, о том, что гордость ослепляет, а несчастье, напротив, может открыть глаза на достоинства ближних. Но сущность человека как такового, его отношение к себе и следующее из него отношение к миру, остаются за пределами повествования.

Read more... )
trombicula: (Default)
"Тычков ворочал одурелыми глазами.
- Я в Петербург напишу... город в опасности... - торопливо говорил он, поспешно уходя и сгорбившись под ее сверкающим взглядом, не смея оглянуться назад".

(Гончаров, "Обрыв")
trombicula: (Default)
В романе выведена пара героев с противоположными характеристиками: "непосредственный" и "рефлективный". Такие же пары мы видим во многих других произведениях русской классики (в "Поэтике русской прозы" рассмотрены, в частности, Пирогов и Пискарев, Печорин и Грушницкий, Скупой Рыцарь и Альбер; в предыдущих постах я упоминал еще Бориса Годунова и Самозванца, а также Сильвио и графа ***). Непосредственного героя надо отличать от персонажей, изображаемых с чисто внешней точки зрения; в "Обыкновенной истории" таковыми являются Наденька и Юлия. Их психологические характеристики очень выразительны и точны, но автор показывает нам только поведение этих персонажей, в то время как Александр Адуев (прежде всего, благодаря своим беседам с дядей) являет читателю не только определенные поступки, но и то, каким образом они вытекают из его отношения к самому себе; оба Адуевых, дядя и племянник, демонстрируют нам собственно человеческое в человеке - его свободу, самоопределение из своих внутренних оснований, но и неизбежно связанную с ней фатальную зависимость.

Read more... )
trombicula: (Default)
"Уж хороши здесь молодые люди! Вон у Бочкова три сына: все собирают мужчин к себе по вечерам, таких же как сами, пьют да в карты играют. А наутро глаза у всех красные".
(Гончаров, "Обрыв")
trombicula: (Default)
"- Посмотрите, посмотрите, Александр Федорыч, вдруг перебила Наденька, погруженная в свое занятие, - попаду ли я каплей на букашку, вот что ползет по дорожке?.. Ах, попала! бедненькая! она умрет! - сказала она; потом заботливо подняла букашку, положила себе на ладонь и начала дышать на нее.
- Как вас занимает букашка! - сказал он с досадой.
- Бедненькая! посмотрите: она умрет, - говорила Наденька с грустью, - что я сделала?
Она несла несколько времени букашку на ладони, и когда та зашевелилась и начала ползать взад и вперед по руке, Наденька вздрогнула, быстро сбросила ее на землю и раздавила ногой, промолвив: "Мерзкая букашка!""

(Гончаров, "Обыкновенная история)

Конечно, характеристика персонажа несколько чересчур выразительная, но все равно здорово. Как это я раньше не читал "Обыкновенную историю"? Замечательно же.

July 2017

S M T W T F S
      1
234567 8
9 1011 1213 14 15
1617 1819 202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 03:15 am
Powered by Dreamwidth Studios