trombicula: (leto)
Следующая главка мало отличается от старых постов на ту же тему, но ради связности текста решил все же ее не пропускать.

Познание себя как мыслящей вещи (того, чье существование заключается только в мышлении) осуществлялось выше с помощью чистой мысли — мысли, которая не привязывалась ни к какому определенному предмету. Я мыслил только простое существование, не представляя себе при этом «чего-то» существующего: «Таким образом, я узнаю: ни одна из вещей, кои я могу представить себе с помощью воображения, не имеет отношения к имеющемуся у меня знанию о себе самом. Разум следует тщательно отвлекать от всех этих вещей, с тем чтобы он возможно более ясно познал свою собственную природу». Эта чистая мысль, кроме того, была волевым актом: упорствованием в отрицании всех очевидностей и настаиванием на своем существовании. Соответственно, я не обнаруживал, что я мыслю, как некий факт, а производил усилие мысли — «решался мыслить», что предполагает мое отношение к мысли как к своему действию — сознание чистой мысли. Картезианское «мыслю» в знаменитой формуле «мыслю, следовательно существую» одним словом выражает сразу два момента: 1) совершаю действие мысли, 2) решаюсь мыслить, то есть мыслю, что мыслю. «Мыслю» —  рефлексивный акт, в котором сознавать действие и действовать — одно и то же. Я решил мыслить и тем самым уже совершил действие мысли.

Read more... )
trombicula: (leto)
В тот момент, когда я мыслю утверждение «я существую», я с несомненностью знаю свое существование, поскольку сам этот сознаваемый мною акт мысли (а никакой акт мысли не может быть неосознанным — иначе он либо не акт, либо не мысль) является, с одной стороны, моим существованием в данный момент и, с другой стороны, выражением, высказыванием или идеей моего существования. Предмет здесь совпадает с идеей предмета, а это и есть общее определение истины или знания. Однако предметом в данном случае является не что-то сущее, некое нечто, а само существование, чистое бытие. То, что я сознаю и то, что знаю — просто существование. Я сам ни в коем случае не являюсь объектом своего знания, а только сознающим себя субъектом акта мысли. У меня нет определений, помимо того определения простого существования, которое я сам себе даю (и которое, как сказал бы Гегель, будучи предельно пустой абстракцией, может быть отнесено к чему угодно), и я являюсь принадлежностью только вот этого акта мысли.

Read more... )
trombicula: (leto)
Итак, вместе с Декартом мы решили сомневаться во всем, что только может представиться нашему уму. Всё данное, которое в подтверждение своей истинности может сослаться только на очевидность, может быть, на самом деле, «дано» нам демоном-обманщиком: «Я вынужден признать, что из всех вещей, некогда почитавшихся мною истинными, нет ни одной, относительно которой было бы недопустимо сомневаться». Чтобы подчеркнуть тотальность своего сомнения, Декарт составляет исчерпывающий перечень родов сущего, подлежащих отрицанию: «Я буду мнить небо, воздух, землю, цвета, очертания, звуки и все вообще внешние вещи всего лишь пригрезившимися мне ловушками, расставленными моей доверчивости усилиями этого гения; я буду рассматривать себя как существо, лишенное рук, глаз, плоти и крови, каких-либо чувств», — это значит, что в качестве несуществующих я буду рассматривать как внешние вещи «в мире», так и чувственные образы «в моем уме». На том же основании следует отвергнуть существование и чистых идей, в качестве примера которых берутся правила арифметики. Мы допускаем, что нет ни чисел, ни правил сложения, ни логики, ни грамматики. Нет также и теологии: «Допустим, что все наши представления о Боге ложны», — в том числе, конечно, и представления о Его бытии. Возможно, нет и моего собственного ума, а любая моя мысль, о чем бы то ни было, любое воспоминание может быть внушено все тем же демоном. Следовательно, я не могу ни сказать, ни даже подумать ничего несомненного: «Но что же тогда остается истинным? Быть может, одно лишь то, что не существует ничего достоверного».

Read more... )
trombicula: (Default)
Сочиняя по строчке в неделю, наконец-то дописал новый разбор Первого Размышления. Про "метафизический сон" написал все заново; про "волю" все, в общем, осталось как было.

Поставить под вопрос существование мира или моего собственного тела очень просто и, одновременно, невероятно трудно. Теоретически здесь нет проблемы: «А что если мира нет?» — это исключительно простая формула. Трудность же связана с тем, что никакая природная или логическая необходимость не понуждает нас ставить под вопрос очевидные факты — а Декарт подвергает сомнению вообще все мыслимые очевидности. Скидки не делается даже для аксиом математики, которые, казалось бы, представляют собой саму рациональность и, вроде бы, не нуждаются в оправдании. Правда, в Первом Размышлении он пытается обосновать необходимость сомнения, ссылаясь на отсутствие надежных признаков для отличения сна от яви. Следует подробно разобрать это рассуждение, чтобы убедиться в его несостоятельности.

Read more... )
trombicula: (leto)
"На другой день он умер, но перед тем пришел в себя, жаловался на мучения и потом сказал (-- в комнате было полутемно из-за спущенных штор): "Какие глупости. Конечно, ничего потом нет". Он вздохнул, прислушался к плеску и журчанию за окном и повторил необыкновенно отчетливо: "Ничего нет. Это так же ясно, как то, что идет дождь".
А между тем за окном играло на черепицах крыш весеннее солнце, небо было задумчиво и безоблачно, и верхняя квартирантка поливала цветы по краю своего балкона, и вода с журчанием стекала вниз"
(Набоков, "Дар").

Это можно бы эпиграфом к разбору "Первого Размышления". Туго что-то дело идет: казалось бы, уже все сделано, а вот, застрял на концепции "метафизического сна".
trombicula: (Default)


Эту книжку, содержащую, помимо прочего, 2-е издание перевода Meditationes de Prima Philosophia, сделанного М.М. Поздневым, я купил на Украине, через один интернет-базар. Оба издания (1-е - СПб, "Абрис-Книга", 1995; 2-е - СПб: "Азбука-Классика, 2000) я отсканировал, обработал с помощью опции "Сравнить и объединить исправления" и свел все различия в таблицу (сравнивал только сами "Размышления", без присоединенных к этому переводу "Возражений" Гоббса с ответами на них Декарта). Результаты таковы. Второе издание содержит не менее 500 исправлений (точное число, разумеется, зависит от способа подсчета). Большая их часть, по-видимому, внесена литературным редактором серии. Всяческая выразительная своеобразность, архаизмы и буквализмы перевода устранены в пользу современного литературного стандарта.

Read more... )
trombicula: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] trombicula  в Связь разума и тела
"Может показаться, что со всем разумом связано все тело, но, если мне отняли ногу, руку или какую-нибудь другую часть тела, я не чувствую, что нечто отнято и у моего ума" (Декарт, Шестое размышление).

"Во-первых, это беспочвенная спекуляция: у Декарта, как мы знаем, никогда не отнимали ни ногу, ни руку. Во-вторых, а что если вместе с потерей ноги человек теряет не только некую способность ума, но и память о том, что у него была эта способность? А? Как тогда?"

Этот придуманный мною аргумент, как я утверждаю, ошибочный. Возразить на него можно таким образом. Способность, о которой мы не помним, для нас не существует. Но если НАША способность не существует ДЛЯ НАС же, то понятно, что эта способность - просто чайник Рассела, любые предположения о котором равно возможны и равно бессмысленны. В тегах к посту была подсказка: "фарфоровый чайник", на которую никто не обратил внимания.

Кстати, есть народное поверье, что младенцы видят ангелов, а когда вырастают - забывают об этом: это в точности пример вот такой способности :)

Можно дать и более точный ответ, используя декартовское понимание разума, изложенное в предыдущих его Размышлениях. Разум всегда актуален. Если я собрался о чем-то подумать, то тем самым уже и подумал об этом; если только собрался о чем-то вспомнить - то уже и вспомнил. То, о чем возможно забыть, не может, следовательно, считаться модусом мысли: оно может быть какой-то вещью, но не способностью "вещи мыслящей".

А приведенное рассуждение Декарта, разумеется, излишне. Всегда актуальный и достоверный сам для себя разум в принципе не может, конечно же, "почувствовать, что от него что-то отнято". Декарт здесь (в 6-м Размышлении) неоправданно вводит элементы дуализма, разрушающие стройную систему, выстроенную в предыдущих разделах.
trombicula: (Default)
"Может показаться, что со всем разумом связано все тело, но, если мне отняли ногу, руку или какую-нибудь другую часть тела, я не чувствую, что нечто отнято и у моего ума" (Декарт, Шестое размышление).

Во-первых, это беспочвенная спекуляция: у Декарта, как мы знаем, никогда не отнимали ни ногу, ни руку. Во-вторых, а что если вместе с потерей ноги человек теряет не только некую способность ума, но и память о том, что у него была эта способность? А? Как тогда?

Кто найдет в моем аргументе ошибку - получит пирожок :) Правильные ответы пока скринятся.

UPD: 20.11.2012: все комменты раскрыты; пирожок зачерствел; кажется, угадайка не состоялась, ну да ладно. Ответ напишу попозже.

UPD 2: Правильный ответ.
trombicula: (Default)
Как мы помним из Второго Размышления, протяженность познается с помощью способности, называемой "общим чувством" или воображением. Это разновидность мышления, которая ранее интересовала нас именно в той мере, в какой она представляет собой модус мысли. Воображение есть мышление, поэтому, воображая что-то, я несомненно существую, а также придаю существование тому, что я воображаю. После опровержения гипотезы метафизического сна мы можем уже говорить не просто о несомненном, но и об абсолютно достоверном знании протяженных вещей, как существующих, в качестве предмета чистой математики.

Read more... )
trombicula: (Default)
Как мы помним из Второго Размышления, протяженность познается с помощью способности, называемой "общим чувством" или воображением. Это разновидность мышления, которая ранее интересовала нас именно в той мере, в какой она представляет собой модус мысли. Воображение есть мышление, поэтому, воображая что-то, я несомненно существую, а также придаю существование тому, что я воображаю. После опровержения гипотезы метафизического сна мы можем уже говорить не просто о несомненном, но и об абсолютно достоверном знании протяженных вещей, как существующих, в качестве предмета чистой математики.

Read more... )
trombicula: (Default)
В любом предмете истинно то, что я сам вкладываю в него. Когда я определяю предмет и сознаю его определения как данные мной, то я обладаю истинным знанием. Этот вклад может быть довольно бедным. Так, о куске воска, как предмете внешнего чувства, я знаю только, что он ЕСТЬ: я сам придаю ему определение существования (в качестве модуса моей мысли), решаясь думать, что я его ощущаю. В начале Пятого Размышления Декарт обращает внимание на то, что определения, которые я даю предмету как протяженной вещи, напротив, могут быть весьма разнообразны: "Я различаю части предмета; каждой из этих частей я приписываю размер, форму (figura), место и частное движение, а каждому такому движению - продолжительность <…> При более пристальном взгляде различаются также бесчисленные детали в формах, в числе, в движении и тому подобных вещах". Источник всех этих определений находится во мне, поэтому, когда я их обнаруживаю, то "мне представляется, что я только вспоминаю нечто давным-давно известное мне или в первый раз обращаю внимание на то, что и прежде было во мне, хоть я и не направлял на это острие своего умственного взора".

Read more... )
trombicula: (Default)
В любом предмете истинно то, что я сам вкладываю в него. Когда я определяю предмет и сознаю его определения как данные мной, то я обладаю истинным знанием. Этот вклад может быть довольно бедным. Так, о куске воска, как предмете внешнего чувства, я знаю только, что он ЕСТЬ: я сам придаю ему определение существования (в качестве модуса моей мысли), решаясь думать, что я его ощущаю. В начале Пятого Размышления Декарт обращает внимание на то, что определения, которые я даю предмету как протяженной вещи, напротив, могут быть весьма разнообразны: "Я различаю части предмета; каждой из этих частей я приписываю размер, форму (figura), место и частное движение, а каждому такому движению - продолжительность <…> При более пристальном взгляде различаются также бесчисленные детали в формах, в числе, в движении и тому подобных вещах". Источник всех этих определений находится во мне, поэтому, когда я их обнаруживаю, то "мне представляется, что я только вспоминаю нечто давным-давно известное мне или в первый раз обращаю внимание на то, что и прежде было во мне, хоть я и не направлял на это острие своего умственного взора".

Read more... )
trombicula: (Default)
Для работы над Декартом я, в основном, пользуюсь двуязычным (латинско-русским) изданием ВРФШ (Рене Декарт, Размышления о Первоначальной Философии, СПб: Абрис-книга, 1995). Русский перевод там сделан М.М. Поздневым. К сожалению, в двух его местах обнаружились очень неприятные ошибки - с заменой смысла на противоположный. Так что, увы, несмотря на все литературные красоты, этот перевод не может полностью заменить старый. Поскольку сплошной сверкой текста я не занимаюсь, то не знаю, есть ли там еще какие-то несоответствия.

Read more... )
trombicula: (Default)
Для работы над Декартом я, в основном, пользуюсь двуязычным (латинско-русским) изданием ВРФШ (Рене Декарт, Размышления о Первоначальной Философии, СПб: Абрис-книга, 1995). Русский перевод там сделан М.М. Поздневым. К сожалению, в двух его местах обнаружились очень неприятные ошибки - с заменой смысла на противоположный. Так что, увы, несмотря на все литературные красоты, этот перевод не может полностью заменить старый. Поскольку сплошной сверкой текста я не занимаюсь, то не знаю, есть ли там еще какие-то несоответствия.

Read more... )
trombicula: (Default)
В начале Третьего Размышления Декартом был сформулирован критерий истинности любого мыслимого содержания: истинно все то, что я сознаю в качестве модуса моей мысли, т.е. "воспринимаю ясно и отчетливо". Воображаемое, осознанное как воображаемое, т.е. как результат моего решения воображать, или видимое, осознанное как результат моей решимости думать, что я вижу, истинно. Я признаю свой предмет тем, чем он и является на самом деле: воображаемое признаю воображаемым, представляющееся мне видимым - представляющимся мне видимым (а не самим предметом, якобы существующим независимо от сознания). Мое понятие соответствует предмету - это стандартное определение истины.

Read more... )
trombicula: (Default)
В начале Третьего Размышления Декартом был сформулирован критерий истинности любого мыслимого содержания: истинно все то, что я сознаю в качестве модуса моей мысли, т.е. "воспринимаю ясно и отчетливо". Воображаемое, осознанное как воображаемое, т.е. как результат моего решения воображать, или видимое, осознанное как результат моей решимости думать, что я вижу, истинно. Я признаю свой предмет тем, чем он и является на самом деле: воображаемое признаю воображаемым, представляющееся мне видимым - представляющимся мне видимым (а не самим предметом, якобы существующим независимо от сознания). Мое понятие соответствует предмету - это стандартное определение истины.

Read more... )
trombicula: (Default)
Как мы помним, в Третьем Размышлении Декарт взялся доказывать бытие Бога, чтобы опровергнуть предположение о том, что уверенность в собственном существовании может быть следствием метафизической иллюзии. Каким же образом из этого доказательства следует невозможность такой иллюзии?

Read more... )
trombicula: (Default)
Как мы помним, в Третьем Размышлении Декарт взялся доказывать бытие Бога, чтобы опровергнуть предположение о том, что уверенность в собственном существовании может быть следствием метафизической иллюзии. Каким же образом из этого доказательства следует невозможность такой иллюзии?

Read more... )
trombicula: (Default)
Доказательство бытия Бога в Третьем Размышлении на первый (и ошибочный) взгляд выглядит примерно так. Среди разнообразных своих представлений (их перечень приводится: это идеи внешних вещей, животных, людей и т.д.) я обнаруживаю, в том числе, представление о Боге. Это представление приписывает Богу, помимо других свойств, также и бесконечность. Но мне неоткуда было бы взять идею бесконечности, ибо сам я - существо конечное. Следовательно, эта идея происходит от действительно существующего вне меня Бога.

В таком виде доказательство выглядит удивительно слабым; нам остается, как кажется, только снисходительно простить Декарту, написавшему подобную нелепость, видимо, под влиянием глубоко засевшей в нем школьной учености. В самом деле: чем идея бесконечности лучше, например, идеи холода, возникающей как отрицание тепла таким же образом, каким бесконечное возникает путем отрицания конечного?

Read more... )
trombicula: (Default)
Доказательство бытия Бога в Третьем Размышлении на первый (и ошибочный) взгляд выглядит примерно так. Среди разнообразных своих представлений (их перечень приводится: это идеи внешних вещей, животных, людей и т.д.) я обнаруживаю, в том числе, представление о Боге. Это представление приписывает Богу, помимо других свойств, также и бесконечность. Но мне неоткуда было бы взять идею бесконечности, ибо сам я - существо конечное. Следовательно, эта идея происходит от действительно существующего вне меня Бога.

В таком виде доказательство выглядит удивительно слабым; нам остается, как кажется, только снисходительно простить Декарту, написавшему подобную нелепость, видимо, под влиянием глубоко засевшей в нем школьной учености. В самом деле: чем идея бесконечности лучше, например, идеи холода, возникающей как отрицание тепла таким же образом, каким бесконечное возникает путем отрицания конечного?

Read more... )

February 2013

S M T W T F S
     12
3 456 7 89
10 111213141516
1718 1920212223
2425262728  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 02:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios