trombicula: (Default)

Добиваем Леви-Строса: надоел он мне хуже горькой редьки...
На нынешнем этапе познания цифра 2000 выглядит вполне соответствующей в качестве порядка величины, нечто вроде порога, вблизи которого находятся этнозоологические или этноботанические возможности памяти и способности к определению, основанные на устной традиции. Было бы интересным узнать, обладает ли данный порог значащими свойствами с точки зрения теории информации (с. 233).
- Интересно еще сравнить с числом таксонов, с которыми оперирует систематик - специалист по конкретной группе. Клещей-краснотелок, например, около 3000; в моей базе данных их около 1700, но вряд ли я помню хотя бы названия всех видов...

trombicula: (Default)

Добиваем Леви-Строса: надоел он мне хуже горькой редьки...
На нынешнем этапе познания цифра 2000 выглядит вполне соответствующей в качестве порядка величины, нечто вроде порога, вблизи которого находятся этнозоологические или этноботанические возможности памяти и способности к определению, основанные на устной традиции. Было бы интересным узнать, обладает ли данный порог значащими свойствами с точки зрения теории информации (с. 233).
- Интересно еще сравнить с числом таксонов, с которыми оперирует систематик - специалист по конкретной группе. Клещей-краснотелок, например, около 3000; в моей базе данных их около 1700, но вряд ли я помню хотя бы названия всех видов...

trombicula: (zima)
И снова Леви-Строс:
Ошибка Маннхардта и натуралистской школы заключалась в том, что они полагали, будто природные явления суть то, что мифы стремятся объяснить, тогда как природные явления скорее то, посредством чего мифы стремятся объяснить реалии, принадлежащие не природному, а логическому порядку (с. 186).

- Воззрение "натуралистской школы" - это что-то очень знакомое, такое школьно-советское... Указание на то, что дело может обстоять и противоположным образом, поэтому весьма полезно.

В этом положении, кстати, можно усмотреть противоречие с утверждениями Леви-Строса о "жажде познания" у туземцев, которая, якобы, ничем не хуже, чем у ученых-европейцев. Если явления - это всего лишь средство для объяснения логических реалий, то здесь скорее следует говорить о способе самовыражения и самоутверждения, чем о бескорыстном "познании ради удовольствия познавать". С другой стороны, остается верным то, что и "практическая польза" занимает в народной таксономии подчиненную позицию.
trombicula: (zima)
И снова Леви-Строс:
Ошибка Маннхардта и натуралистской школы заключалась в том, что они полагали, будто природные явления суть то, что мифы стремятся объяснить, тогда как природные явления скорее то, посредством чего мифы стремятся объяснить реалии, принадлежащие не природному, а логическому порядку (с. 186).

- Воззрение "натуралистской школы" - это что-то очень знакомое, такое школьно-советское... Указание на то, что дело может обстоять и противоположным образом, поэтому весьма полезно.

В этом положении, кстати, можно усмотреть противоречие с утверждениями Леви-Строса о "жажде познания" у туземцев, которая, якобы, ничем не хуже, чем у ученых-европейцев. Если явления - это всего лишь средство для объяснения логических реалий, то здесь скорее следует говорить о способе самовыражения и самоутверждения, чем о бескорыстном "познании ради удовольствия познавать". С другой стороны, остается верным то, что и "практическая польза" занимает в народной таксономии подчиненную позицию.
trombicula: (zima)
Леви-Строс, далее:
Еще одна особенность тотемических логик - разная функция тех же элементов в разных культурах:
Когда - редкий случай - данных достаточно, то выясняется, что даже соседние культуры конструируют в целом разные системы из элементов, которые при поверхностном взгляде кажутся идентичными или весьма близкими (с. 163).
Примеры, которые он приводит: у индейцев Северной Америки солнце - то отец и благодетель, то монстр-каннибал. Красный цвет может символизировать жизнь (лувале Родезии) или, наоборот, смерть (некоторые племена на северо-востоке Южной Австралии).

Интересная деталь, но пока не вижу, как ее можно использовать.
trombicula: (zima)
Леви-Строс, далее:
Еще одна особенность тотемических логик - разная функция тех же элементов в разных культурах:
Когда - редкий случай - данных достаточно, то выясняется, что даже соседние культуры конструируют в целом разные системы из элементов, которые при поверхностном взгляде кажутся идентичными или весьма близкими (с. 163).
Примеры, которые он приводит: у индейцев Северной Америки солнце - то отец и благодетель, то монстр-каннибал. Красный цвет может символизировать жизнь (лувале Родезии) или, наоборот, смерть (некоторые племена на северо-востоке Южной Австралии).

Интересная деталь, но пока не вижу, как ее можно использовать.
trombicula: (Default)
Теперь предположим, что я считаю себя свободным называть моего пса сообразно моей фантазии. В этом случае, если я выберу ему имя Медор, то классифицирую себя как банального человека; если же я назову его Господин или Люсьен, то классифицирую себя как человека оригинального и претенциозного; а если Пелеас - то как эстета (с. 257).
- "Классификация" здесь - это определение в самом широком смысле слова. Очевидно, что рассмотренная ситуация не относится ни к "классифицированию" в смысле построения новой классификации, ни к "классифицированию" в смысле диагностики (отнесению экземпляра к одному из известных классов).

Чтобы понять, что это не диагностика, достаточно сравнить описанную ситуацию с той, когда я отвечаю на вопрос: "Вы кто?" (ответом, в зависимости от контекста, может быть, например, "пенсионер", "друг господина Пеже", "Алексей Валерьевич Куприянов" и т.д.). Здесь я тоже определяю себя, но для этого делаю себя предметом рассмотрения, в то время как в примере Леви-Строса предмет моего рассмотрения - собака, а сам я определяюсь ("классифицирую себя") как бы непроизвольно, побочным образом: просто попадаю в тот или иной класс (эстетов и т.д.), возможно, сам того не понимая. И даже если я нарочно назову свою собаку Медор (русским эквивалентом, наверное, будет Бобик или Жучка?), желая прослыть среди знакомых и соседей банальным человеком, все равно формально это самоопределение происходит как побочный результат именования, в отличие от настоящей диагностики.
trombicula: (Default)
Теперь предположим, что я считаю себя свободным называть моего пса сообразно моей фантазии. В этом случае, если я выберу ему имя Медор, то классифицирую себя как банального человека; если же я назову его Господин или Люсьен, то классифицирую себя как человека оригинального и претенциозного; а если Пелеас - то как эстета (с. 257).
- "Классификация" здесь - это определение в самом широком смысле слова. Очевидно, что рассмотренная ситуация не относится ни к "классифицированию" в смысле построения новой классификации, ни к "классифицированию" в смысле диагностики (отнесению экземпляра к одному из известных классов).

Чтобы понять, что это не диагностика, достаточно сравнить описанную ситуацию с той, когда я отвечаю на вопрос: "Вы кто?" (ответом, в зависимости от контекста, может быть, например, "пенсионер", "друг господина Пеже", "Алексей Валерьевич Куприянов" и т.д.). Здесь я тоже определяю себя, но для этого делаю себя предметом рассмотрения, в то время как в примере Леви-Строса предмет моего рассмотрения - собака, а сам я определяюсь ("классифицирую себя") как бы непроизвольно, побочным образом: просто попадаю в тот или иной класс (эстетов и т.д.), возможно, сам того не понимая. И даже если я нарочно назову свою собаку Медор (русским эквивалентом, наверное, будет Бобик или Жучка?), желая прослыть среди знакомых и соседей банальным человеком, все равно формально это самоопределение происходит как побочный результат именования, в отличие от настоящей диагностики.
trombicula: (Default)
Леви-Строс, далее: описание логики туземных классификаций.
<...> такие логики действуют одновременно по нескольким осям. Устанавливаемые ими отношения между терминами основываются чаще всего на смежности (змея и термитник - у луапула, а также у торейя Южной Индии) либо на сходстве (красный муравей и кобра похожи по "цвету", как считают нуэр).
     С этой точки зрения они не отличаются формально от других таксономий, даже современных, где смежность и подобие всегда играют основополагающую роль (с. 162).
- Очевидно, имеется в виду, что современная систематика может говорить либо о родстве ("смежность"), либо о сходстве ("подобие"). Леви-Строс далее ссылается на Симпсона (Principles of Animal Taxonomy, 1961), но цитата не вполне понятна: надо смотреть по источнику, о чем именно там говорил Симпсон.

Наблюдение, конечно, бесспорное, но непонятно, каковы могли бы быть альтернативы. Что такое классификация, построенная только на смежности? Это уже будет морфология или районирование, но никак не классификация. Впрочем, Леви-Строс "классификацию" понимает весьма широко.
trombicula: (Default)
Леви-Строс, далее: описание логики туземных классификаций.
<...> такие логики действуют одновременно по нескольким осям. Устанавливаемые ими отношения между терминами основываются чаще всего на смежности (змея и термитник - у луапула, а также у торейя Южной Индии) либо на сходстве (красный муравей и кобра похожи по "цвету", как считают нуэр).
     С этой точки зрения они не отличаются формально от других таксономий, даже современных, где смежность и подобие всегда играют основополагающую роль (с. 162).
- Очевидно, имеется в виду, что современная систематика может говорить либо о родстве ("смежность"), либо о сходстве ("подобие"). Леви-Строс далее ссылается на Симпсона (Principles of Animal Taxonomy, 1961), но цитата не вполне понятна: надо смотреть по источнику, о чем именно там говорил Симпсон.

Наблюдение, конечно, бесспорное, но непонятно, каковы могли бы быть альтернативы. Что такое классификация, построенная только на смежности? Это уже будет морфология или районирование, но никак не классификация. Впрочем, Леви-Строс "классификацию" понимает весьма широко.
trombicula: (Default)
Читаем Леви-Строса дальше:
Наблюдаются случаи, когда можно отважиться на правдоподобные гипотезы относительно логики классификаций <...> (c. 157) - Однако дальше приводятся трудности, с которыми сталкиваются такие гипотезы. Красивая логическая схема (например, деление на кланы воды, земли и воздуха) в некоторых деталях дает сбой. Например, меномини относят медведя, черепаху и дикобраза к хтоническим животным, хотя, скажем, медведь, по логике вещей, вполне мог бы находиться в категории "четвероногие твердой земли"... Истина заключается в том, что принцип классификации никогда не постулируется: только этнографическое исследование, иначе говоря, опыт может выделить его a posteriori (с. 158).

- Этим народные таксономии весьма отличаются от европейской научной таксономии, в которой осмысление (не только постулирование) принципов классификации занимает важное место.
trombicula: (Default)
Читаем Леви-Строса дальше:
Наблюдаются случаи, когда можно отважиться на правдоподобные гипотезы относительно логики классификаций <...> (c. 157) - Однако дальше приводятся трудности, с которыми сталкиваются такие гипотезы. Красивая логическая схема (например, деление на кланы воды, земли и воздуха) в некоторых деталях дает сбой. Например, меномини относят медведя, черепаху и дикобраза к хтоническим животным, хотя, скажем, медведь, по логике вещей, вполне мог бы находиться в категории "четвероногие твердой земли"... Истина заключается в том, что принцип классификации никогда не постулируется: только этнографическое исследование, иначе говоря, опыт может выделить его a posteriori (с. 158).

- Этим народные таксономии весьма отличаются от европейской научной таксономии, в которой осмысление (не только постулирование) принципов классификации занимает важное место.
trombicula: (Default)
Вроде бы, нашел то место, где Леви-Строс сравнивает туземную номенклатуру с биномиальной.
Туземные классификации нельзя, конечно, считать исключительно методичными и базирующимися на крепко сложенном теоретическом знании. Случается, однако, что их можно сравнить (с формальной точки зрения) с теми классификациями, которые до сих пор употребляются в зоологии и ботанике (с. 146).
Таксономия индейцев амара Боливийского плато ...использует описательный термин для вида, с добавлением - для обозначения подвида - меняющегося прилагательного. <...> Гуарани Аргентины и Парагвая методически оперируют простыми терминами, биномами и триномами, различая, например, у кошачьих формы крупные, малого и среднего размера <...>. "Вообще наименования у гуарани образуют хорошо воспринимаемую систему и - cum grano salis - можно сказать, что в них имеется определенное сходство с нашей научной номенклатурой". <...> (Dennler, p. 234, 244) (c. 147).
Итак, не будет преувеличением сказать, как и делает автор этих наблюдений, что распределение растений и животных (а также приготовленной из них пищи и сырья) обнаруживает определенное сходство с простой линнеевской классификацией (Thomson, p. 165-167) (c. 148).
trombicula: (Default)
Вроде бы, нашел то место, где Леви-Строс сравнивает туземную номенклатуру с биномиальной.
Туземные классификации нельзя, конечно, считать исключительно методичными и базирующимися на крепко сложенном теоретическом знании. Случается, однако, что их можно сравнить (с формальной точки зрения) с теми классификациями, которые до сих пор употребляются в зоологии и ботанике (с. 146).
Таксономия индейцев амара Боливийского плато ...использует описательный термин для вида, с добавлением - для обозначения подвида - меняющегося прилагательного. <...> Гуарани Аргентины и Парагвая методически оперируют простыми терминами, биномами и триномами, различая, например, у кошачьих формы крупные, малого и среднего размера <...>. "Вообще наименования у гуарани образуют хорошо воспринимаемую систему и - cum grano salis - можно сказать, что в них имеется определенное сходство с нашей научной номенклатурой". <...> (Dennler, p. 234, 244) (c. 147).
Итак, не будет преувеличением сказать, как и делает автор этих наблюдений, что распределение растений и животных (а также приготовленной из них пищи и сырья) обнаруживает определенное сходство с простой линнеевской классификацией (Thomson, p. 165-167) (c. 148).
trombicula: (Default)
Продолжаем читать Леви-Строса:
Чтобы преобразовать сорняк в культурное растение, дикого зверя - в домашнее животное, <...> чтобы разработать техники, часто длительные и сложные, позволяющие превращать ядовитые зерна и корни в съедобные, а также использовать их токсичность для охоты, военных целей, для ритуала, потребовалась, несомненно, поистине научная установка ума, усердная и всегда бдительная любознательность, аппетит к познанию ради удовольствия познавать, поскольку лишь малая доля наблюдений и опытов (которые, как можно предположить, вдохновлялись с самого начала и главным образом вкусом к знаниям) приносила практические, непосредственно употребимые результаты (с. 124-125).
- Все это прекрасно, но следует сделать одно замечание. Пафос Леви-Строса состоит в утверждении "равноценности" архаичной (туземной) и современной (европейской) культуры, поэтому он усердно сглаживает различия между ними. Поэтому, видимо, остается не разъясненным, что же такое, собственно, "научная установка ума". Конечно, "аппетит к познанию ради удовольствия познавать" - красочная черта, но далеко не достаточная для определения сущности европейской науки. Стремление "к знаниям" - это одно, но, как говорит нам еще античная мысль: "Многознание уму не научает"...
trombicula: (Default)
Продолжаем читать Леви-Строса:
Чтобы преобразовать сорняк в культурное растение, дикого зверя - в домашнее животное, <...> чтобы разработать техники, часто длительные и сложные, позволяющие превращать ядовитые зерна и корни в съедобные, а также использовать их токсичность для охоты, военных целей, для ритуала, потребовалась, несомненно, поистине научная установка ума, усердная и всегда бдительная любознательность, аппетит к познанию ради удовольствия познавать, поскольку лишь малая доля наблюдений и опытов (которые, как можно предположить, вдохновлялись с самого начала и главным образом вкусом к знаниям) приносила практические, непосредственно употребимые результаты (с. 124-125).
- Все это прекрасно, но следует сделать одно замечание. Пафос Леви-Строса состоит в утверждении "равноценности" архаичной (туземной) и современной (европейской) культуры, поэтому он усердно сглаживает различия между ними. Поэтому, видимо, остается не разъясненным, что же такое, собственно, "научная установка ума". Конечно, "аппетит к познанию ради удовольствия познавать" - красочная черта, но далеко не достаточная для определения сущности европейской науки. Стремление "к знаниям" - это одно, но, как говорит нам еще античная мысль: "Многознание уму не научает"...
trombicula: (Default)
Цитата в квадрате: из Леви-Строса, который цитирует Evans-Pritchard:
Поднимет ли человека на рога буйвол, сломается ли чердак, опоры которого подточены термитами, и упадет человеку на голову, или он подхватит цереброспинальный менингит, азанде станут утверждать, что буйвол, чердак или болезнь - это причины, соединяющиеся с колдовством, чтобы убить человека. За буйвола, чердак, болезнь колдовство не в ответе, поскольку они существуют сами по себе; но ему присуще быть тем особенным обстоятельством, которое ставит их в деструктивную связь с определенным индивидом. Чердак бы обвалился во всех случаях, но именно из-за колдовства он упал в данный момент, когда внизу отдыхал данный человек (с. 122).
- Интересно это сопоставить с европейским религиозным дискурсом. Мы бы могли сказать, что есть "чудеса" как некоторые  научно необъяснимые явления (мироточение икон, схождение благодатного огня, внезапные исцеления от неизлечимых болезней и т.д.). Но они, во-первых, в принципе могут иметь и естественные причины (которые пока просто не выявлены) и, во-вторых, могут иметь разный источник в религиозном отношении (Исх 7, 11; 7, 22; 8, 7). Вообще, их можно подделать. А вот совпадение обстоятельств, у каждого из которых есть естественные причины, но в итоге получается знаменательный смысл - это уже то, что подделать невозможно, что произвести может только Творец мира (создавший нас вместе со всеми обстоятельствами, временем и пр.). (Разумеется, при этом всегда остается возможность говорить о "случайности" или о произвольности при осмыслении.)

Получается формально то же самое: "буйвол и чердак" с одной стороны, "колдовство" - с другой. В чем разница? Что такое "колдовство" для туземцев: те же "чары волхвов" из Исх., только действующие более тонко, или связь с силой, образующей мир как целое? Представления о Творце мира, лишенные европейской детальной отрефлексированности?... Есть там эта логика: естественное содержание и сверхъестественная форма, или это привнесено наблюдателем-этнологом?...
trombicula: (Default)
Цитата в квадрате: из Леви-Строса, который цитирует Evans-Pritchard:
Поднимет ли человека на рога буйвол, сломается ли чердак, опоры которого подточены термитами, и упадет человеку на голову, или он подхватит цереброспинальный менингит, азанде станут утверждать, что буйвол, чердак или болезнь - это причины, соединяющиеся с колдовством, чтобы убить человека. За буйвола, чердак, болезнь колдовство не в ответе, поскольку они существуют сами по себе; но ему присуще быть тем особенным обстоятельством, которое ставит их в деструктивную связь с определенным индивидом. Чердак бы обвалился во всех случаях, но именно из-за колдовства он упал в данный момент, когда внизу отдыхал данный человек (с. 122).
- Интересно это сопоставить с европейским религиозным дискурсом. Мы бы могли сказать, что есть "чудеса" как некоторые  научно необъяснимые явления (мироточение икон, схождение благодатного огня, внезапные исцеления от неизлечимых болезней и т.д.). Но они, во-первых, в принципе могут иметь и естественные причины (которые пока просто не выявлены) и, во-вторых, могут иметь разный источник в религиозном отношении (Исх 7, 11; 7, 22; 8, 7). Вообще, их можно подделать. А вот совпадение обстоятельств, у каждого из которых есть естественные причины, но в итоге получается знаменательный смысл - это уже то, что подделать невозможно, что произвести может только Творец мира (создавший нас вместе со всеми обстоятельствами, временем и пр.). (Разумеется, при этом всегда остается возможность говорить о "случайности" или о произвольности при осмыслении.)

Получается формально то же самое: "буйвол и чердак" с одной стороны, "колдовство" - с другой. В чем разница? Что такое "колдовство" для туземцев: те же "чары волхвов" из Исх., только действующие более тонко, или связь с силой, образующей мир как целое? Представления о Творце мира, лишенные европейской детальной отрефлексированности?... Есть там эта логика: естественное содержание и сверхъестественная форма, или это привнесено наблюдателем-этнологом?...
trombicula: (Default)
Продолжаем читать Леви-Строса.
"Весь класс рептилий... не представляет собой никакого экономического интереса для этих индейцев; они не потребляют мясо ни змей, ни лягушек и не используют их кожу, за исключением весьма редких случаев изготовления магических средств от болезни или от колдовства" (Speck 1, p. 273).
И, однако, как показано Спеком, индейцы Северо-Востока разработали настоящую герпетологию с терминами, различными для каждого рода рептилий, и другими - для видов и разновидностей (с. 119).
- Далее Леви-Строс приводит ряд весьма причудливых примеров использования объектов природы в лечебных целях сибирскими народами (вроде лечения зубной боли прикосновением к телу клювом дятла) и делает вывод:
Исходя из таких примеров <...> мы легко можем сделать вывод, что виды животных и растений известны туземцам не потому, что они полезны: напротив, их объявляют полезными или интересными, поскольку ранее они уже были известны. <...> Можно возразить, что такая "наука" не может быть полезной в практическом плане. Но она и не выдвигает на первый план практическую пользу. Она отвечает интеллектуальным побуждениям, прежде чем или вместо того, чтобы удовлетворять нужды (с. 120).
- Следует, впрочем, оговорить статус этого утверждения. Это, конечно, не доказательство, а просто указание на возможность иных, чем узкая прагматика, причин возникновения обширных "народных таксономий". Однако часто простого указания на то, что нечто можно мыслить и иным образом, чем это "принято", достаточно для разрушения общепринятой точки зрения (так как она обычно не утруждает себя строгими обоснованиями).
trombicula: (Default)
Продолжаем читать Леви-Строса.
"Весь класс рептилий... не представляет собой никакого экономического интереса для этих индейцев; они не потребляют мясо ни змей, ни лягушек и не используют их кожу, за исключением весьма редких случаев изготовления магических средств от болезни или от колдовства" (Speck 1, p. 273).
И, однако, как показано Спеком, индейцы Северо-Востока разработали настоящую герпетологию с терминами, различными для каждого рода рептилий, и другими - для видов и разновидностей (с. 119).
- Далее Леви-Строс приводит ряд весьма причудливых примеров использования объектов природы в лечебных целях сибирскими народами (вроде лечения зубной боли прикосновением к телу клювом дятла) и делает вывод:
Исходя из таких примеров <...> мы легко можем сделать вывод, что виды животных и растений известны туземцам не потому, что они полезны: напротив, их объявляют полезными или интересными, поскольку ранее они уже были известны. <...> Можно возразить, что такая "наука" не может быть полезной в практическом плане. Но она и не выдвигает на первый план практическую пользу. Она отвечает интеллектуальным побуждениям, прежде чем или вместо того, чтобы удовлетворять нужды (с. 120).
- Следует, впрочем, оговорить статус этого утверждения. Это, конечно, не доказательство, а просто указание на возможность иных, чем узкая прагматика, причин возникновения обширных "народных таксономий". Однако часто простого указания на то, что нечто можно мыслить и иным образом, чем это "принято", достаточно для разрушения общепринятой точки зрения (так как она обычно не утруждает себя строгими обоснованиями).

February 2013

S M T W T F S
     12
3 456 7 89
10 111213141516
1718 1920212223
2425262728  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 02:45 pm
Powered by Dreamwidth Studios