trombicula: (leto)
или Как Правильно Организовать Общество Плоской Земли

Речь в этом тексте пойдет не о содержании веры (его можно найти в любом катехизисе) и не о мотивах, а только о форме. Вместо того, чтобы пользоваться одними лишь строгими определениями (от которых у большинства френдов, разумеется, только уши вянут), я, для начала, дам небольшую литературную иллюстрацию:

«Быстро и решительно полковник подошел вплотную к ограде, снял с головы фуражку и повесил ее на кол.
— Здравствуй, капитан, — негромко сказал полковник и разобрал поблекшие буквы надписи:
КОМАН… ИСТРЕБИТ… КАДРИЛИИ
КАПИТАН КАТУН
…ГИБ …НАШЕЙ РОДИНЫ… МОСКВУ…
…АЯ СЛАВА ГЕРОЮ.

— От тебя, комэск, верно, и мослов не собрали, — вслух проговорил он. — А я с тех пор сам не летаю. В десантных войсках только служу. Вот, понимаешь, какое дело. Совесть у меня болит, понял?.. Приснился ты недавно. Как узнал я, что тебя здесь похоронили, так и приснился. Сидишь рядом и молчишь. И борода у тебя почему-то. Седая. И откуда вдруг борода, черт ее знает!

— Но подлецом я никогда больше не был, — сказал полковник. — Ты слышишь, капитан? Я больше никогда не поддался страху, слышишь? Это из-за тебя, комэск… А ты вот лежишь здесь уже сколько лет, понимаешь…»
(Виктор Конецкий, «Над белым перекрестком»).

Герой разговаривает с погибшим командиром, т.е. ведет себя так, как будто собеседник здесь, слышит и понимает. При этом он вовсе не считает, будто командир слышит его «на самом деле». Он, конечно же, атеист, а быть может, и коммунист. Когда у него возникает действительное впечатление чьего-то присутствия, он борется с ним, поскольку он военный, а не экзальтированная барышня:

«Полковник встал, сорвал гроздь рябины. И вдруг подумал, что сок в ягодах — оттуда, из земли, из могилы. Стало неприятно. Он хотел швырнуть рябину в ручей, но не сделал этого. Ему показалось, что кто-то следит за ним из зарослей ольхи. И знает все его мысли и эту, последнюю.

Полковник медленно оглянулся через плечо, чувствуя, как бегут по спине мурашки.
— Черт, чепуха какая! — выругался он громко. Но рябину не швырнул. Сунул в карман, будто только для этого и сорвал ее. Потом глухо сказал: — Я, капитан, водой запивать привык».


Такое поведение и есть вера в чистом виде — отношение к неналичному как данному. К сущности веры, следовательно, не относятся ни разнообразные «метафизические допущения», ни опыт «измененных состояний сознания». Все это может быть — и часто действительно бывает, придавая вере определенную окраску — но может и отсутствовать.

Read more... )
trombicula: (leto)
Бессмысленная богословская дискуссия на стопицот каментов, по поводу одного места из блаженного Августина одной перефразированной схолии на Ареопагита: http://tugodum.livejournal.com/480857.html?thread=5646937#t5646937. НЕ ЧИТАЙТЕ ЭТОГО НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ!
trombicula: (leto)
"На другой день он умер, но перед тем пришел в себя, жаловался на мучения и потом сказал (-- в комнате было полутемно из-за спущенных штор): "Какие глупости. Конечно, ничего потом нет". Он вздохнул, прислушался к плеску и журчанию за окном и повторил необыкновенно отчетливо: "Ничего нет. Это так же ясно, как то, что идет дождь".
А между тем за окном играло на черепицах крыш весеннее солнце, небо было задумчиво и безоблачно, и верхняя квартирантка поливала цветы по краю своего балкона, и вода с журчанием стекала вниз"
(Набоков, "Дар").

Это можно бы эпиграфом к разбору "Первого Размышления". Туго что-то дело идет: казалось бы, уже все сделано, а вот, застрял на концепции "метафизического сна".
trombicula: (Default)
Неожиданно трезвая оценка советского атеизма на ру_антирелиджн: http://ru-antireligion.livejournal.com/5485901.html (via http://ycnokoutellb.livejournal.com/773466.html). Впрочем, это не оригинальный продукт, а конспект статьи американского социолога религии (Paul Froese, 2004), профессора христианского университета.

Поскольку автор конспекта попытался проявить некоторую объективность и беспристрастность, он заслуживает того, чтобы сделать пару замечаний по поводу тех характерных атеистических недостатков понимания предмета, которые у него все же сохранились.

1. "Религия в большей мере сводится к тому, во что человек хочет верить, чем к тому, во что надо или стоило бы верить по какой-то причине".

Следует различать два состояния: "мне хочется" и "я хочу"; религиозная вера в современном мире, скорее, относится ко второму, чем к первому. Далее, по поводу "надо или стоило бы верить по какой-то причине": я уже делал замечание о том, что в христианстве мотивация веры имеет нравственный характер (http://trombicula.livejournal.com/154635.html). Ни иррациональное "хочется", ни прагматические соображения о том, что-де, на случай, если какие-нибудь высшие силы существуют, неплохо бы подстраховаться, не сделают современного образованного человека христианином. Разве что - эпизодическим потребителем религиозных услуг ("покрестить детей, чтобы не болели").

2. Меня давно занимала такая особенность, как написание слова "бог" со строчной буквы (на эту тему был, например, когда-то холивар в ныне удаленном журнале Косиловой). Сейчас мне, кажется, удалось включить своего "внутреннего атеиста" (как выразился один из френдов) и понять настоящую подоплеку этой грамматической аберрации. Дело, повидимому, в стремлении удержать "объективистскую", естественнонаучную позицию по отношению к религии. Мол, в разных религиях есть представления о разнообразных богах и одним из них является представление о "едином боге". У монотеистов множество богов состоит из одного элемента: это вовсе не значит, что определение последнего должно считаться именем собственным.

Эта точка зрения упускает следующий существенный момент: Бог монотеизма пишется с прописной буквы, между прочим, в рамках светской христианской культуры. Исключительно как персонаж одной широко известной книги, а именно Библии, и вне какого-либо отношения к вере и неверию. В этой книге слово "Бог" является его именем; там есть и другие персонажи, для которых слово "бог" используется как нарицательное. Когда человек традиционной европейской (в частности, русской) культуры пишет слово "Бог" с прописной буквы, это значит, что он имеет в виду главного персонажа Библии. В которого христиане верят, а другие считают именно и только персонажем очень старых сказок.

Когда же современный россиянин пишет "вера в бога", "существование бога", и когда он, даже цитируя Иоанна Дамаскина, пишет "бог невидим", то он, фактически, дистанцируется не столько от религии, сколько от культуры. Не знаю, делали ли так иностранные атеисты, вроде Рассела или Докинза, но несомненно, что это очень характерно для советских атеистов и вполне гармонирует именно с советскими претензиями на построение нового общества и новой культуры, где не должно быть места не только религии, но даже и таким образам, которые религиозны лишь по своему происхождению. Это грамматически правильное (подчеркиваю это) выражение вражды к традиционной европейской светской культуре.

Конечно же, простой советский человек не мог сознавать антикультурного характера этой позиции, поскольку Библия действительно была исключена из окружающей его среды. У современных же потомков советских людей она не может не становиться более осознанной. Совершенно независимо от своих общественно-политических взглядов (которые могут быть как ультра-левыми, так и право-либеральными) авторы, пишущие слово "бог" со строчной буквы, обличают в себе наследников и продолжателей дела советских идеологов, а никак не современных, прогрессивных и свободомыслящих "граждан мира".
trombicula: (Default)
Другой известный блогер с ярко выраженным стилем, определенно формирующим авторскую позицию - это kalakazo. Однако в отличие от ogreshin, который, несомненно, сознает, какой именно образ он придает себе как автору, в данном случае, я полагаю, автор совершенно не чувствует, чем оказывается создаваемая им авторская позиция. Здесь также можно наблюдать то, что читателю хочется назвать юродством; это показывает, насколько слово «юродство» неконкретно и как мало подходит оно к литературным произведениям. У автора имеют место попытки самоуничижения - за счет обозначения себя как «дедульки» и пр., а также вообще использования сниженной лексики. Но если у Огрешина это приводит к появлению действительно безобразного текста, то текст Калаказо прекрасен: невероятно богатая ритмизованная проза; мне даже неловко об этом писать, ибо я понимаю, что, будучи жалким дилетантом, не в состоянии по достоинству оценить такое великолепие. Но неуместность этой красоты просто режет глаз. Дело в том, что автор описывает достаточно тяжелые вещи: личные трагедии, несчастья; герои его очерков - люди в целом убогие либо взятые с их самой непривлекательной стороны. При этом красивость текста создает отчетливую дистанцию между автором и персонажами: персонажи страдают и погибают, позорят свое человеческое достоинство, совершают роковые жизненные ошибки, в то время как автор озабочен красотой описания. У читателя, в результате, возникает впечатление настолько запредельного и, главное, безотчетного со стороны автора цинизма, что хочется закрыть этот журнал и никогда больше не открывать. Поэтому Огрешина, при всей тошнотворности его постов, читать все-таки можно, тогда как Калаказо я никогда не включал во френды, при том, что его материал очень интересен, а суждения и оценки совершенно справедливы. Реалии и персоналии питерского православия 90-х годов, упоминающиеся в журнале, я отчасти имел возможность видеть сам (например, игумена Вениамина Новика), с другими (например, о. Владимир Цветков) сталкивались близкие и знакомые. Казалось бы, почему не читать пусть даже и несколько тенденциозные воспоминания об этом? Но стиль убивает всё…

Помню, точно такое впечатление возникало у меня при чтении одного автора туристско-альпинистских текстов, которыми я увлекался лет 10 назад (не помню его имени и не считаю нужным искать). Он очень художественно описывал гибель туристской группы в результате неадекватного поведения участников. Все эти литературные приемчики, подчеркивающие дистанцию между автором и персонажами, сами по себе вполне нормальные, вызывали в таких обстоятельствах невероятное омерзение. А между тем, в той же литературе есть вполне удачные примеры описания еще более жутких случаев - взять, например, историю гибели женской альпинистской группы на пике Ленина из «Категории трудности» Шатаева. С замерзающими альпинистками (среди которых была жена автора) до последней минуты поддерживалась радиосвязь. Потом Шатаев сам поднимался на гору - опознать погибших и составить описание, кто где лежит, чтобы впоследствии можно было спустить тела вниз. Сухой протокольный язык или трагический пафос - пожалуй, единственно приемлемые стили для таких тем: Шатаев отлично использует и то, и другое.

Следует сделать еще одно замечание. Писатель, скрывающийся под ником kalakazo, может, на самом деле, вполне сочувственно относиться к людям, о которых пишет. Вовсе не исключено также, что он намеренно (а не безотчетно) стремится, зачем-то, создать впечатление «циничности» своих очерков. Но в тексте его постов следов этого сочувствия и этого намерения обнаружить не удается. Я же пишу о том, что реально есть в тексте, а не о том, что могло бы быть в уме автора. Вот в текстах Огрешина сознание свинячьего безобразия создаваемого произведения прописано явно и открыто; часто вообще весь текст является только выражением этого сознания; автор тождествен создаваемому тексту, пишет сам себя, тогда как в очерках Калаказо мудрый и литературно одаренный автор бесстрастно излагает истории жалких людишек, копошащихся, как муравьи, где-то под его ногами…
trombicula: (Default)
Обычно люди создают блоги для того, чтобы о чем-то в них писать. Каждый, понятное дело, пишет в меру своего владения языком. Многие в разной степени используют стандартный сетевой жаргон. Иногда можно говорить и об индивидуальной манере письма, о наличии стиля. Но я пока знаю только один пример, когда стиль блога целенаправленно используется для создания образа автора - это журнал юзера ogreshin. Данный автор пишет практически только о религии, нередко по несколько постов в день; его преобладающий стиль - грубый, циничный глум. При том, что он способен вполне корректно и достаточно грамотно вести дискуссию на теологические темы, обычно в его текстах безобразие прямо-таки зашкаливает; множество постов представляют собой просто плоские шутки. Нарочитость этого словоизвержения совершенно очевидна; вместе с уничижительными характеристиками самого себя («Я болящий», «я свин»), она создает очень четкий образ, более всего напоминающий ряд героев Достоевского (Мармеладов, Федор Павлович Карамазов и т.д.).

Поведение этих персонажей (согласно «Поэтике русской прозы», на которую я уже не раз ссылался) вытекает из осознания ими своего безобразия. С этим сознанием они справляются тем способом, что выставляют свое безобразие на всеобщее обозрение, всячески его подчеркивая и усугубляя. Так, согласно объяснению, имеющемуся в «Записках из подполья», человек, у которого болят зубы и который не в силах не стонать от боли, именно вследствие сознания своей слабости начинает стонать не просто, а особенно мерзостно, «с руладами», так, чтобы ни у кого из окружающих и сомнения не осталось в том, что он стонет исключительно из вредности, чтобы им, окружающим, специально досадить. В результате эти окружающие, вместо того чтобы констатировать безобразие человека, как его свойство, вынуждаются им к тому, чтобы свидетельствовать его авторство - то, что он сам является творцом, свободной причиной своего безобразия.

Не стоит при этом забывать, что в данном случае мы имеем литературный проект: здесь не может быть и речи о том, что автор «просто юродствует», что таким образом он именно справляется с нестерпимым сознанием своего убожества, подобно героям Достоевского. В рамках литературного проекта, который представляет нам ogreshin, его утрированная глумливость весьма удачно оформляет теологическое содержание. Сомнения, возражения и непонимание, которые имеются у человека по каким-либо религиозным вопросам, могут быть представлены именно как таковые, скажем: «А я не понимаю!...». «Понимающий» собеседник, как правило, склонен находить в этом подтекст: «…и не хочу понимать»; в результате он начинает чувствовать, что его используют в каких-то посторонних ему целях - самоутверждения, оттачивания остроумия и пр. Когда же он видит, что оппонент намеренно представляет себя в виде какого-то клоуна, открыто заявляющего, что он «не понимает, да и понимать не хочет», то это парадоксальным образом снимает напряженность: в такой позиции никакого подтекста быть уже не может - соответственно, можно спокойно сосредоточиться непосредственно на содержании. Результат налицо: среди комментаторов этого блога мы видим и атеиста, и мусульманина, и православных, причем полярно противоположных направлений, которые, случись им вступить в прямой диалог, пожалуй, забанили бы друг-друга после первых же реплик :)
trombicula: (Default)
http://leolion-1.livejournal.com/319106.html
trombicula: <...> факт - это то, во что не нужно верить - его нужно просто знать.

leolion_1: Не тогда, когда вы узнаете о нем с чужих слов.

trombicula: Сообщаемое становится фактом, когда выполнены определенные процедуры верификации этих чужих слов (например, они совпадают с другими независимыми свидетельствами, подкрепляются материальными уликами и т.д.). После этого верить уже не нужно. Если процедуры не выполнены, но сообщаемое кажется мне вероятным, я могу допускать его истинность. Но допущение тоже не вера, т.к. первая относится к своему предмету как возможному, а вторая - как к действительному.

Аналог религиозной веры в научной практике - это скорее убежденность в значимости рационального как такового, вера в само "рацио", чем доверие чьим-то отдельным сообщениям или допущение истинности каких-то отдельных событий.


Это, в общем, то же разъяснение, которое я давал к одному давнему посту:
http://trombicula.livejournal.com/57195.html

a_marko: А чем допущение отличается от веры?

trombicula: Допущение условно, мы его принимаем как бы авансом, ожидая, что впоследствии будут получены сведения, которые его подтвердят или опровергнут. А вера безусловно-утвердительна, она вообще не предполагает, что ее можно чем-то опровергнуть, и не нуждается в дополнительных сведениях.

a_marko: Все же есть кардинальное различие между религиозной верой и базовыми непроверяемыми постулатами науки. <...> для науки больше подошло бы "метафизическое допущение", нежели "вера".

trombicula: Метафизические допущения - это не вера, само собой. Скажем, допущения, что существует "физический мир" или "живое". А вот рациональное как таковое не является метафизическим допущением - это именно предмет веры. Можно вынести за скобки существование мира, наука от этого не пострадает. Но нельзя допустить, что "в принципе может не быть" рациональности.

***
И чтоб два раза не вставать, как говорит писатель Березин...
Внезапно обнаружил, что один мой давний пост превратился в красиво оформленную статью:
"Этический и эстетический аргументы" против сотворения мира Богом. Это я, значит, незаметно для самого себя стал писателем-апологетом :)
trombicula: (Default)
http://leolion-1.livejournal.com/319106.html
trombicula: <...> факт - это то, во что не нужно верить - его нужно просто знать.

leolion_1: Не тогда, когда вы узнаете о нем с чужих слов.

trombicula: Сообщаемое становится фактом, когда выполнены определенные процедуры верификации этих чужих слов (например, они совпадают с другими независимыми свидетельствами, подкрепляются материальными уликами и т.д.). После этого верить уже не нужно. Если процедуры не выполнены, но сообщаемое кажется мне вероятным, я могу допускать его истинность. Но допущение тоже не вера, т.к. первая относится к своему предмету как возможному, а вторая - как к действительному.

Аналог религиозной веры в научной практике - это скорее убежденность в значимости рационального как такового, вера в само "рацио", чем доверие чьим-то отдельным сообщениям или допущение истинности каких-то отдельных событий.


Это, в общем, то же разъяснение, которое я давал к одному давнему посту:
http://trombicula.livejournal.com/57195.html

a_marko: А чем допущение отличается от веры?

trombicula: Допущение условно, мы его принимаем как бы авансом, ожидая, что впоследствии будут получены сведения, которые его подтвердят или опровергнут. А вера безусловно-утвердительна, она вообще не предполагает, что ее можно чем-то опровергнуть, и не нуждается в дополнительных сведениях.

a_marko: Все же есть кардинальное различие между религиозной верой и базовыми непроверяемыми постулатами науки. <...> для науки больше подошло бы "метафизическое допущение", нежели "вера".

trombicula: Метафизические допущения - это не вера, само собой. Скажем, допущения, что существует "физический мир" или "живое". А вот рациональное как таковое не является метафизическим допущением - это именно предмет веры. Можно вынести за скобки существование мира, наука от этого не пострадает. Но нельзя допустить, что "в принципе может не быть" рациональности.

***
И чтоб два раза не вставать, как говорит писатель Березин...
Внезапно обнаружил, что один мой давний пост превратился в красиво оформленную статью:
"Этический и эстетический аргументы" против сотворения мира Богом. Это я, значит, незаметно для самого себя стал писателем-апологетом :)
trombicula: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] serge_le в  Просто цитата
"Для христианина жизнь и смерть Христа — центральное событие мировой истории; предыдущие столетия готовили его, последующие — отражали. Еще из земного праха не был создан Адам, еще твердь не отделила воды от вод, а Отец уже знал, что Сын умрет на кресте. Вот Он и создал землю и небо как декорацию для этой грядущей гибели. Христос... умер по собственной воле; а это означает, что первостихии, и Вселенная, и целые поколения людей, и Египет, и Рим, и Вавилония, и Иудея были извлечены на свет Божий, дабы содействовать Его смерти. Возможно также, что железо было создано ради гвоздей, шипы — ради тернового венца, а кровь и вода — ради раны... Идея Бога, возводящего универсум, как возводят эшафот". (Хорхе Луис Борхес)

trombicula: Тонкий софизм, основанный на отождествлении центрального события мировой истории и содержания мировой истории. Или, иначе говоря, на неразличении смысла и цели.

serge_le: ну, тут дедушку Аристотеля можно почитать - он прекрасно показывает, что однажды вопрос о причине и вопрос о цели становится одним и тем же вопросом )

trombicula: Я же не о причине и цели, а о смысле и цели. Смысл - то, что делает нечто (например, историю) понятным, придавая ему ценность; цель, напротив, ограничивает ценность всего иного, низводя его до статуса средства. В частности, в свете Креста Христова становятся понятными невинные страдания (невинный страдалец причастен Христу; его страдания - уже начало славы, а не средство для чего-то другого) . Если же Крест представить целью, то получим, что каждая "слезинка ребенка" - всего лишь кирпичик в прекрасном грядущем здании мировой гармонии: это и есть тема цитированного текста, которую тут выше комментаторы справедливо считают "страшной и зловещей".

serge_le: не согласен. Это Ваш вывод, который не содержится в сказанном.
trombicula: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] serge_le в  Просто цитата
"Для христианина жизнь и смерть Христа — центральное событие мировой истории; предыдущие столетия готовили его, последующие — отражали. Еще из земного праха не был создан Адам, еще твердь не отделила воды от вод, а Отец уже знал, что Сын умрет на кресте. Вот Он и создал землю и небо как декорацию для этой грядущей гибели. Христос... умер по собственной воле; а это означает, что первостихии, и Вселенная, и целые поколения людей, и Египет, и Рим, и Вавилония, и Иудея были извлечены на свет Божий, дабы содействовать Его смерти. Возможно также, что железо было создано ради гвоздей, шипы — ради тернового венца, а кровь и вода — ради раны... Идея Бога, возводящего универсум, как возводят эшафот". (Хорхе Луис Борхес)

trombicula: Тонкий софизм, основанный на отождествлении центрального события мировой истории и содержания мировой истории. Или, иначе говоря, на неразличении смысла и цели.

serge_le: ну, тут дедушку Аристотеля можно почитать - он прекрасно показывает, что однажды вопрос о причине и вопрос о цели становится одним и тем же вопросом )

trombicula: Я же не о причине и цели, а о смысле и цели. Смысл - то, что делает нечто (например, историю) понятным, придавая ему ценность; цель, напротив, ограничивает ценность всего иного, низводя его до статуса средства. В частности, в свете Креста Христова становятся понятными невинные страдания (невинный страдалец причастен Христу; его страдания - уже начало славы, а не средство для чего-то другого) . Если же Крест представить целью, то получим, что каждая "слезинка ребенка" - всего лишь кирпичик в прекрасном грядущем здании мировой гармонии: это и есть тема цитированного текста, которую тут выше комментаторы справедливо считают "страшной и зловещей".

serge_le: не согласен. Это Ваш вывод, который не содержится в сказанном.
trombicula: (kartuz)
http://shkrobius.livejournal.com/372132.html

"жлбл кза [1] скзлтами ухдл [2] кза влссть трву [3] кктлк уйдт кзлтки запрутз [4] буш [5] куис ами [6] никудан [7] вхдт
http://www.kostyor.ru/tales/tale46.html

[1] Несмотря на женское окончание, "кза" следует читать "кзл" по контексту, см. [2].

[3] Бензениус предлагает огласовку "власть оторву", Даффидсон - "волость порву" (удваиваниe "с" и типовая заменa "т" на "п" переписчиками времен Грузинорязанской Унии). Прочтение "траву" неверно, т.к. "кза" питался "кмбкрм".

[4] Англосаксонизм ("the sprouts").

[5] Англосаксонизм ("bush"); предлог пропущен; прочтение "как только уйдут кзлтки за ростками на кусте".

[6] Раннестандартный новгородофранцузкий.

[7] возможное прочтение "просят товарища никуда не входить". Прочтение "запрут избушку и никуда не выходят" невернo, т.к. "кзлтки" не могут закрывать двери."
trombicula: (kartuz)
http://shkrobius.livejournal.com/372132.html

"жлбл кза [1] скзлтами ухдл [2] кза влссть трву [3] кктлк уйдт кзлтки запрутз [4] буш [5] куис ами [6] никудан [7] вхдт
http://www.kostyor.ru/tales/tale46.html

[1] Несмотря на женское окончание, "кза" следует читать "кзл" по контексту, см. [2].

[3] Бензениус предлагает огласовку "власть оторву", Даффидсон - "волость порву" (удваиваниe "с" и типовая заменa "т" на "п" переписчиками времен Грузинорязанской Унии). Прочтение "траву" неверно, т.к. "кза" питался "кмбкрм".

[4] Англосаксонизм ("the sprouts").

[5] Англосаксонизм ("bush"); предлог пропущен; прочтение "как только уйдут кзлтки за ростками на кусте".

[6] Раннестандартный новгородофранцузкий.

[7] возможное прочтение "просят товарища никуда не входить". Прочтение "запрут избушку и никуда не выходят" невернo, т.к. "кзлтки" не могут закрывать двери."
trombicula: (Default)
"Одно мне было утешение — молиться, что я и делал; тут я на опыте узнал благотворное значение религии (чем мне плен был положительно полезен); она поддержала мою падавшую бодрость" (Северцов Н.А. Месяц плена у коканцев. — СПб., 1860; via http://rus-turk.livejournal.com/112744.html).

Интересно отметить такой несколько отстраненный способ выражаться о религии - как о средстве. Наш верующий современник так вряд ли бы сказал: скорее можно было бы ожидать, что он сказал бы это о молитве. Видимо, это следствие того, что религия представлялась тогда как составная часть христианской цивилизации (мы несем диким народам науку, технику, а также и более совершенное понятие о религии - что все вместе служит для блага человека).
trombicula: (Default)
"Одно мне было утешение — молиться, что я и делал; тут я на опыте узнал благотворное значение религии (чем мне плен был положительно полезен); она поддержала мою падавшую бодрость" (Северцов Н.А. Месяц плена у коканцев. — СПб., 1860; via http://rus-turk.livejournal.com/112744.html).

Интересно отметить такой несколько отстраненный способ выражаться о религии - как о средстве. Наш верующий современник так вряд ли бы сказал: скорее можно было бы ожидать, что он сказал бы это о молитве. Видимо, это следствие того, что религия представлялась тогда как составная часть христианской цивилизации (мы несем диким народам науку, технику, а также и более совершенное понятие о религии - что все вместе служит для блага человека).
trombicula: (Default)
В этой широко известной и постоянно критикуемой формуле упущен один важный момент. По отношению к христианству (а не абстрактному теизму) выбор между верой и неверием имеет нравственный характер. Если я допускаю, что евангельская история (жертва Отца и Сына ради спасения людей - именно в такой интерпретации) могла иметь место, но при этом делаю выбор в пользу практического неверия, то я мудак - причем независимо от того, справедливо мое допущение или нет. Если же я делаю выбор в пользу практической веры, а на самом деле "ничего нет", то я в худшем случае всего лишь дурак.
trombicula: (Default)
В этой широко известной и постоянно критикуемой формуле упущен один важный момент. По отношению к христианству (а не абстрактному теизму) выбор между верой и неверием имеет нравственный характер. Если я допускаю, что евангельская история (жертва Отца и Сына ради спасения людей - именно в такой интерпретации) могла иметь место, но при этом делаю выбор в пользу практического неверия, то я мудак - причем независимо от того, справедливо мое допущение или нет. Если же я делаю выбор в пользу практической веры, а на самом деле "ничего нет", то я в худшем случае всего лишь дурак.
trombicula: (Default)
http://ogreshin.livejournal.com/484945.html?thread=9475665#t9475665

"<...> Способность убить на расстоянии - это так, побочное обстоятельство. Перед нами - принц в рубище, пока без реальной власти, но со всеми правами на престол. Мы узнаём его по свободе поведения и царственной осанке. Ну, и рука тяжелая, конечно, рыцарская - может ненароком и голову снести. Потому что королевского рода, природный государь. Но мало ли у кого тяжелая рука: мужики тоже бывают сильные..."
trombicula: (Default)
http://ogreshin.livejournal.com/484945.html?thread=9475665#t9475665

"<...> Способность убить на расстоянии - это так, побочное обстоятельство. Перед нами - принц в рубище, пока без реальной власти, но со всеми правами на престол. Мы узнаём его по свободе поведения и царственной осанке. Ну, и рука тяжелая, конечно, рыцарская - может ненароком и голову снести. Потому что королевского рода, природный государь. Но мало ли у кого тяжелая рука: мужики тоже бывают сильные..."
trombicula: (Default)
Господа/дамы философы/теологи, кто из вас будет настолько любезен, что объяснит мне смысл вот этого фрагмента: "И хотя во всех отношениях правильно верить в существование Бога, ибо этому учит нас Священное писание, и, наоборот, верить Священному писанию, ибо оно нам послано Богом (поскольку вера – дар Божий, тот, кто одарил нас благодатью веры во все остальное, способен также даровать нам веру в собственное свое существование), такое доказательство тем не менее невозможно предложить неверующим, ибо они решили бы, что это – порочный круг" (Декарт, Meditationes)?

Почему для верующего это НЕ порочный круг? Мне непонятна логика всего этого рассуждения.

Фрагмент обсуждается вот здесь: http://lavrentevdv.livejournal.com/13078.html. Автор взял на себя великий подвиг комментирования Meditationes, начиная прямо с цитированного выше "Приветствия"; желающие могут участвовать в обсуждении.
trombicula: (Default)
Господа/дамы философы/теологи, кто из вас будет настолько любезен, что объяснит мне смысл вот этого фрагмента: "И хотя во всех отношениях правильно верить в существование Бога, ибо этому учит нас Священное писание, и, наоборот, верить Священному писанию, ибо оно нам послано Богом (поскольку вера – дар Божий, тот, кто одарил нас благодатью веры во все остальное, способен также даровать нам веру в собственное свое существование), такое доказательство тем не менее невозможно предложить неверующим, ибо они решили бы, что это – порочный круг" (Декарт, Meditationes)?

Почему для верующего это НЕ порочный круг? Мне непонятна логика всего этого рассуждения.

Фрагмент обсуждается вот здесь: http://lavrentevdv.livejournal.com/13078.html. Автор взял на себя великий подвиг комментирования Meditationes, начиная прямо с цитированного выше "Приветствия"; желающие могут участвовать в обсуждении.

February 2013

S M T W T F S
     12
3 456 7 89
10 111213141516
1718 1920212223
2425262728  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 02:42 pm
Powered by Dreamwidth Studios