trombicula: (leto)

(фотка из ВКонтакта)

Внешне Гегель как будто ничем не отличался от обычного таджикского дворника, но что-то все же выдавало в нем великого философа. Может быть мешки под глазами... Может быть характерный немецкий шнобель... А может быть и надпись Geistarbeiter на оранжевом рабочем жилете...
trombicula: (Default)
http://za-kn.livejournal.com/59302.html
"На просторах ЖЖ есть два весьма популярных юзера: Дмитрий Быков и Роман Шмараков. На самый первый взгляд, они бесконечно далеки друг от друга. <...> Шмараков вещает ради тысчонки избранных френдов. <...> собеседники Шмаракова – лощеные интеллектуалы, изнывающие от собственной избранности. Что же между ними общего? Наверное, то, что оба они мне весьма неприятны. Причем неприятны одним и тем же – отсутствием в ихних текстах собственно жизни. Перелистайте пуды книжек Быкова и килограммы Шмаракова и вы не отыщите там ничего из того, что можно увидеть, выглянув из окошка: ни гниющей четвертый год семерки с проломленной фарой, ни вяло идущего мокрого снега, ни тетки с собакой, ни трудолюбивого таджикского дворника, отвратительно лязгающего железным скребком по асфальту".

Read more... )
trombicula: (Default)
http://trombicula.livejournal.com/147918.html
В каментах Кактус троллит френдов-философов, доказывая, что Беркли - истинный трансценденталист, а Кант по сравнению с ним - жалкий солипсист. И даже Гегель не дотягивает до его уровня, да...

Уже 50 каментов набралось.
trombicula: (Default)
http://trombicula.livejournal.com/147918.html
В каментах Кактус троллит френдов-философов, доказывая, что Беркли - истинный трансценденталист, а Кант по сравнению с ним - жалкий солипсист. И даже Гегель не дотягивает до его уровня, да...

Уже 50 каментов набралось.
trombicula: (Default)
"Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них, - это звездное небо надо мной и моральный закон во мне. <...> Первое начинается с того места, которое я занимаю во внешнем чувственно воспринимаемом мире, и в необозримую даль расширяет связь, в которой я нахожусь, с мирами над мирами и системами систем, в безграничном времени их периодического движения, их начала и продолжительности. Второй начинается с моего невидимого Я,..." - и т.д., и т.п. (Кант, Критика практического разума, Заключение).

"Эта световая сыпь так же мало достойна удивления, как сыпь на теле человека или как многочисленный рой мух" (Гегель, Энциклопедия философских наук, т. 2, Философия природы).

"Это описание помимо того, что оно дает сжатое и вместе с тем богатое изображение содержания возвышения, вызываемого количественным бесконечным прогрессом, заслуживает похвалы особенно за ту правдивость, с которой оно указывает, чем кончается это возвышение: мысль изнемогает, и в итоге - падение и головокружение. Приводит же мысль к изнеможению, вызывает ее падение и головокружение не что иное, как скука от повторения..." (Гегель, Наука логики, Количественная бесконечность, Примечание 1).

Да, знаменитое гегелевское ехидство - это просто что-то с чем-то :)
trombicula: (Default)
"Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них, - это звездное небо надо мной и моральный закон во мне. <...> Первое начинается с того места, которое я занимаю во внешнем чувственно воспринимаемом мире, и в необозримую даль расширяет связь, в которой я нахожусь, с мирами над мирами и системами систем, в безграничном времени их периодического движения, их начала и продолжительности. Второй начинается с моего невидимого Я,..." - и т.д., и т.п. (Кант, Критика практического разума, Заключение).

"Эта световая сыпь так же мало достойна удивления, как сыпь на теле человека или как многочисленный рой мух" (Гегель, Энциклопедия философских наук, т. 2, Философия природы).

"Это описание помимо того, что оно дает сжатое и вместе с тем богатое изображение содержания возвышения, вызываемого количественным бесконечным прогрессом, заслуживает похвалы особенно за ту правдивость, с которой оно указывает, чем кончается это возвышение: мысль изнемогает, и в итоге - падение и головокружение. Приводит же мысль к изнеможению, вызывает ее падение и головокружение не что иное, как скука от повторения..." (Гегель, Наука логики, Количественная бесконечность, Примечание 1).

Да, знаменитое гегелевское ехидство - это просто что-то с чем-то :)
trombicula: (Default)
http://outbreak-z.livejournal.com/57661.html
Наконец хоть что-то здесь снова будет с тегом "философия" - а то все фотографии да заморочки со статьями по клещам...
trombicula: (Default)
http://outbreak-z.livejournal.com/57661.html
Наконец хоть что-то здесь снова будет с тегом "философия" - а то все фотографии да заморочки со статьями по клещам...
trombicula: (Default)
Кстати подоспела цитата из "Философии права", об отношении между мыслью и волей (http://andreurm.livejournal.com/50568.html). Воля, по Гегелю, это "особый способ мышления: мышление как перемещающее себя в наличное бытие". Это определение представляет собой развитие положения Декарта (Meditationes) о мыслящей вещи как, в числе прочего, желающей и не желающей. Декарт ограничился утверждением о том, что воля (желание) есть разновидность мысли, наряду с сомнением, пониманием, чувством и т.д. Гегель же отмечает, что мышление (теоретическое отношение) и воля (практическое отношение) представляют собой два взаимосвязанных момента одного и того же - мысли в широком смысле слова или духа. Воли нет без мысли, поскольку именно мысль дает воле представление об объекте желания. Но и мысли нет без воли, поскольку мышление есть деятельность. Мысля нечто, мы, хотя и придаем ему форму сущего, не можем не сознавать, что это нечто положено нами; предмет мысли всегда в некотором смысле есть и объект желания. Невозможно мыслить нечто, не желая его мыслить.Read more... )
trombicula: (Default)
Кстати подоспела цитата из "Философии права", об отношении между мыслью и волей (http://andreurm.livejournal.com/50568.html). Воля, по Гегелю, это "особый способ мышления: мышление как перемещающее себя в наличное бытие". Это определение представляет собой развитие положения Декарта (Meditationes) о мыслящей вещи как, в числе прочего, желающей и не желающей. Декарт ограничился утверждением о том, что воля (желание) есть разновидность мысли, наряду с сомнением, пониманием, чувством и т.д. Гегель же отмечает, что мышление (теоретическое отношение) и воля (практическое отношение) представляют собой два взаимосвязанных момента одного и того же - мысли в широком смысле слова или духа. Воли нет без мысли, поскольку именно мысль дает воле представление об объекте желания. Но и мысли нет без воли, поскольку мышление есть деятельность. Мысля нечто, мы, хотя и придаем ему форму сущего, не можем не сознавать, что это нечто положено нами; предмет мысли всегда в некотором смысле есть и объект желания. Невозможно мыслить нечто, не желая его мыслить.Read more... )
trombicula: (Default)
"В рефлексивном сознании мы, дублируя сознание, знаем состояние ума, а интенция - это как раз то, что само о себе вовсе не знает (или то, что знаем всегда лишь постфактум, задним числом). Она "имеет в виду" свой объект, но не знает самое себя, и другой не может знать за нее, она может выступать лишь "собственно-лично", как "сама вещь" (в этом смысл лозунга Гуссерля "назад к самим вещам!")" (Мамардашвили, "Классический и неклассический идеалы рациональности", 1994).

Классическую и неклассическую науку и философию Мамардашвили разделяет вот так. Классика опирается на рефлексию как знание себя, в качестве чистой формы. Рефлексивный субъект знания, выстраивающий себя как абсолютную и прозрачную для себя систему отсчета, противопоставляет себя предмету знания, полностью развернутому в пространстве. Получается пресловутый "картезианский дуализм", которым мне плешь проели еще на чебановском семинаре, в то же самое начало девяностых, когда публиковался и цитированный выше текст. Неклассическая же мысль, - говорит Мамардашвили, - работает с объектами, в которые неустранимым образом включен сам познающий субъект.

Read more... )
trombicula: (Default)
"В рефлексивном сознании мы, дублируя сознание, знаем состояние ума, а интенция - это как раз то, что само о себе вовсе не знает (или то, что знаем всегда лишь постфактум, задним числом). Она "имеет в виду" свой объект, но не знает самое себя, и другой не может знать за нее, она может выступать лишь "собственно-лично", как "сама вещь" (в этом смысл лозунга Гуссерля "назад к самим вещам!")" (Мамардашвили, "Классический и неклассический идеалы рациональности", 1994).

Классическую и неклассическую науку и философию Мамардашвили разделяет вот так. Классика опирается на рефлексию как знание себя, в качестве чистой формы. Рефлексивный субъект знания, выстраивающий себя как абсолютную и прозрачную для себя систему отсчета, противопоставляет себя предмету знания, полностью развернутому в пространстве. Получается пресловутый "картезианский дуализм", которым мне плешь проели еще на чебановском семинаре, в то же самое начало девяностых, когда публиковался и цитированный выше текст. Неклассическая же мысль, - говорит Мамардашвили, - работает с объектами, в которые неустранимым образом включен сам познающий субъект.

Read more... )
trombicula: (Default)
С этой работой совсем пьянство забросил. Я имею в виду "Науку логики". А между тем я, кажется, понял, почему Гегель не говорит о счете и измерении, выводя понятие количества. Потому что та возвращающаяся в свое начало деятельность, о которой я говорил в прошлом посте на эту тему, еще не дает завершенного понятия счета. Счет возможен тогда, когда есть число, а до числа от для-себя-бытия или "одного" еще далеко. Когда нет числа, то вместо счета получается только: "Один, еще один, и еще один..." и т.д. В таком случае неудивительно, что Гегель использовал здесь столь неочевидные понятия, как "притяжение" и "отталкивание": у нас нет такой практики, как "перечисление без числа", и, соответственно, нет для этого особого слова.

Read more... )
trombicula: (Default)
С этой работой совсем пьянство забросил. Я имею в виду "Науку логики". А между тем я, кажется, понял, почему Гегель не говорит о счете и измерении, выводя понятие количества. Потому что та возвращающаяся в свое начало деятельность, о которой я говорил в прошлом посте на эту тему, еще не дает завершенного понятия счета. Счет возможен тогда, когда есть число, а до числа от для-себя-бытия или "одного" еще далеко. Когда нет числа, то вместо счета получается только: "Один, еще один, и еще один..." и т.д. В таком случае неудивительно, что Гегель использовал здесь столь неочевидные понятия, как "притяжение" и "отталкивание": у нас нет такой практики, как "перечисление без числа", и, соответственно, нет для этого особого слова.

Read more... )
trombicula: (Default)
Количество, во-первых, основано на той же определенности, которая представляет собой качество. Когда определенность берется непосредственно, получается качество; количество же предполагает некое опосредование. А именно, количество представляет собой (это уже во-вторых) для-себя-бытие, отношение с собой в форме бытия (а не в форме знания себя, например). И здесь возможно весьма наглядное разъяснение. Ведь ясно, что количество возникает при счете или измерении. То и другое - деятельность, возвращающаяся в свое начало, повторяющееся указывание на что-либо. Число предметов есть число указаний на них. Т.е., количественная определенность на самом деле представляет собой определенность деятельности - хотя для нас, считающих, это определенность вещи. Момент движения, итеративного процесса, подчеркивается введением понятий "притяжение" и "отталкивание", с помощью которых далее выводится понятие "величины" (количества). Для меня загадка, почему сам Гегель не говорит здесь о счете и измерении; быть может, на его построение повлиял опыт рассмотрения метафизики Канта (обсуждению "построения материи из сил притяжения и отталкивания" у Канта посвящено здесь пространное, шестистраничное примечание). Притяжение и отталкивание - не метафоры: речь именно о физических притяжении и отталкивании, которые, как считает Гегель, по своей логике должны рассматриваться именно здесь - после "одного и многого" и перед "величиной". И действительно, они, как я сказал, здесь уместны, т.к. указывают на важный момент понятия количества. Но выглядит это несколько дико и, наверное, лучше было бы здесь все же говорить о счете и измерении...
trombicula: (Default)
Количество, во-первых, основано на той же определенности, которая представляет собой качество. Когда определенность берется непосредственно, получается качество; количество же предполагает некое опосредование. А именно, количество представляет собой (это уже во-вторых) для-себя-бытие, отношение с собой в форме бытия (а не в форме знания себя, например). И здесь возможно весьма наглядное разъяснение. Ведь ясно, что количество возникает при счете или измерении. То и другое - деятельность, возвращающаяся в свое начало, повторяющееся указывание на что-либо. Число предметов есть число указаний на них. Т.е., количественная определенность на самом деле представляет собой определенность деятельности - хотя для нас, считающих, это определенность вещи. Момент движения, итеративного процесса, подчеркивается введением понятий "притяжение" и "отталкивание", с помощью которых далее выводится понятие "величины" (количества). Для меня загадка, почему сам Гегель не говорит здесь о счете и измерении; быть может, на его построение повлиял опыт рассмотрения метафизики Канта (обсуждению "построения материи из сил притяжения и отталкивания" у Канта посвящено здесь пространное, шестистраничное примечание). Притяжение и отталкивание - не метафоры: речь именно о физических притяжении и отталкивании, которые, как считает Гегель, по своей логике должны рассматриваться именно здесь - после "одного и многого" и перед "величиной". И действительно, они, как я сказал, здесь уместны, т.к. указывают на важный момент понятия количества. Но выглядит это несколько дико и, наверное, лучше было бы здесь все же говорить о счете и измерении...
trombicula: (Default)
"Шеллинг, кстати сказать, удосужился прочесть в "Феноменологии духа" одно лишь Предисловие". (Мотрошилова Н.В. Путь Гегеля к "Науке логики" (Формирование принципов системности и историзма). М.: "Наука", 1984. 351 с.)
Значит, ниасилил: многа букоф :)
Интересно, сколько прочитал Шопенгауэр, прежде чем высказать свое АМКГ...

Предисловие к ФД вполне читаемо, никакой особой запутанности и эзотерики. Недаром оно входило в круг текстов, рекомендованных к изучению у нас в аспирантуре. Замечательно также Введение. Фрагмент с критикой критической философии (о ловле птички на палочку, намазанную клеем) - это, по-моему, один из самых потрясающих текстов в истории философии, столь же глубокий, сколь и понятный. После его прочтения становится удивительным, что кто-то еще потом мог быть последователем Канта. На мой взгляд, любой кантианец, прочитав это место, должен был бы тут же убить себя об стенку :) Здесь видно, что на самом деле Гегель - великий популяризатор: когда хотел, он мог писать исключительно ясно. Ничего загадочного не представляют собой и разделы о чувственной достоверности и восприятии. Правда, в ВРФШ мы целый год (если не два), на семинаре О.М. Ноговицына, бились над первыми двумя страницами "чувственной достоверности", но это скорее показатель глубины анализа, чем непонятности текста. А вот дальше сплошная понятность уже теряется. В молодости я наивно полагал, что, утеряв нить понимания при чтении ФД, ее не удастся обрести вновь, ведь последующие этапы должны включать в себя предыдущие - диалектика же! :) Это и помешало мне тогда прочесть книгу полностью. Теперь же, заставив себя читать все подряд, невзирая на непонимание, я с удивлением обнаружил, что посреди совершенно непробиваемой невнятицы попадаются разделы (да, не отдельные абзацы - целые большие разделы!), которые понятны почти целиком. Например, "наблюдение органического" или "вера и здравомыслие". А потом снова начинаются какие-то "массы" и "духи" - совершенно эзотерическая терминология, без малейших намеков на то, что бы это значило. Знаменитые гегелевские "в себе" и "для себя" - это далеко не самые яркие примеры терминологической сложности...

А книжка Мотрошиловой, похоже, в целом малополезна. Типичное сочинение "о" философии, описательного характера. "А потом на сцену выступает следующая форма духа", и т.п.
trombicula: (Default)
"Шеллинг, кстати сказать, удосужился прочесть в "Феноменологии духа" одно лишь Предисловие". (Мотрошилова Н.В. Путь Гегеля к "Науке логики" (Формирование принципов системности и историзма). М.: "Наука", 1984. 351 с.)
Значит, ниасилил: многа букоф :)
Интересно, сколько прочитал Шопенгауэр, прежде чем высказать свое АМКГ...

Предисловие к ФД вполне читаемо, никакой особой запутанности и эзотерики. Недаром оно входило в круг текстов, рекомендованных к изучению у нас в аспирантуре. Замечательно также Введение. Фрагмент с критикой критической философии (о ловле птички на палочку, намазанную клеем) - это, по-моему, один из самых потрясающих текстов в истории философии, столь же глубокий, сколь и понятный. После его прочтения становится удивительным, что кто-то еще потом мог быть последователем Канта. На мой взгляд, любой кантианец, прочитав это место, должен был бы тут же убить себя об стенку :) Здесь видно, что на самом деле Гегель - великий популяризатор: когда хотел, он мог писать исключительно ясно. Ничего загадочного не представляют собой и разделы о чувственной достоверности и восприятии. Правда, в ВРФШ мы целый год (если не два), на семинаре О.М. Ноговицына, бились над первыми двумя страницами "чувственной достоверности", но это скорее показатель глубины анализа, чем непонятности текста. А вот дальше сплошная понятность уже теряется. В молодости я наивно полагал, что, утеряв нить понимания при чтении ФД, ее не удастся обрести вновь, ведь последующие этапы должны включать в себя предыдущие - диалектика же! :) Это и помешало мне тогда прочесть книгу полностью. Теперь же, заставив себя читать все подряд, невзирая на непонимание, я с удивлением обнаружил, что посреди совершенно непробиваемой невнятицы попадаются разделы (да, не отдельные абзацы - целые большие разделы!), которые понятны почти целиком. Например, "наблюдение органического" или "вера и здравомыслие". А потом снова начинаются какие-то "массы" и "духи" - совершенно эзотерическая терминология, без малейших намеков на то, что бы это значило. Знаменитые гегелевские "в себе" и "для себя" - это далеко не самые яркие примеры терминологической сложности...

А книжка Мотрошиловой, похоже, в целом малополезна. Типичное сочинение "о" философии, описательного характера. "А потом на сцену выступает следующая форма духа", и т.п.
trombicula: (Default)

Итак, завершен грандиозный проект - чтение "Феноменологии духа" Гегеля и "Истины и метода" Гадамера - продолжавшийся почти год. Результаты доступны по тегам Феноменология духа и Гадамер. На очереди "Наука логики". Параллельно, видимо, возьмусь дочитать Патнема или посмотрю сочинение Мотрошиловой о "Феноменологии духа".

Глава о религии в ФД меня несколько разочаровала: показалась схематичной и неглубокой. Столько мы этапов прошли после веры эпохи просвещения - и так и не освободились, значит, от формы представления... Впрочем, откуда ему, немчуре проклятой, истинную-то религию знать! :)

С абсолютным знанием я все еще не вполне разобрался. Предполагалось, что это будет просто картезианское cogito, только подробно разъясненное во всех свох моментах и на всех к нему подступах. Однако же оказывается, что путь от Декарта к абсолютному знанию пролегает еще через несколько этапов, которые комментаторы отождествляют со Спинозой, Лейбницем, теологией просвещения, Кантом и Фихте (с. 430-431). Причем ведь раньше, в разделе о просвещении, Гегель утверждал, что оно до картезианской метафизики не дотягивает (http://trombicula.livejournal.com/58465.html). Непонятно...

trombicula: (Default)

Итак, завершен грандиозный проект - чтение "Феноменологии духа" Гегеля и "Истины и метода" Гадамера - продолжавшийся почти год. Результаты доступны по тегам Феноменология духа и Гадамер. На очереди "Наука логики". Параллельно, видимо, возьмусь дочитать Патнема или посмотрю сочинение Мотрошиловой о "Феноменологии духа".

Глава о религии в ФД меня несколько разочаровала: показалась схематичной и неглубокой. Столько мы этапов прошли после веры эпохи просвещения - и так и не освободились, значит, от формы представления... Впрочем, откуда ему, немчуре проклятой, истинную-то религию знать! :)

С абсолютным знанием я все еще не вполне разобрался. Предполагалось, что это будет просто картезианское cogito, только подробно разъясненное во всех свох моментах и на всех к нему подступах. Однако же оказывается, что путь от Декарта к абсолютному знанию пролегает еще через несколько этапов, которые комментаторы отождествляют со Спинозой, Лейбницем, теологией просвещения, Кантом и Фихте (с. 430-431). Причем ведь раньше, в разделе о просвещении, Гегель утверждал, что оно до картезианской метафизики не дотягивает (http://trombicula.livejournal.com/58465.html). Непонятно...

July 2017

S M T W T F S
      1
234567 8
9 1011 1213 14 15
1617 1819 202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 03:18 am
Powered by Dreamwidth Studios